Наверх
Меню
Меню
Интервью
28/04
Андрей Котлярчук: "Внутренне я был готов к «военному» проекту"
in art 16.jpg
in art 16.jpg

Андрей Котлярчук: "Внутренне я был готов к «военному» проекту"

Мы уже делали интервью с одним из самых известных фотохудожников Украины Андреем Котлярчуком. Хотелось продолжить разговор о будущем фотографии как вида искусства в Украине и в мире. Но все время не складывалось – то графики не совпадали, то не могли застать Андрея в Киеве. Во время второй нашей встречи выяснилось, что заставило Андрея на время покидать город Киев и какой в итоге у него появился проект.

- Расскажите, как родилась идея проекта «Добровольцы»?

- У меня очень большой фотоархив, в том числе ретро фотографий. И приблизительно 400 из них – это оригинальные карточки, сделанные советскими и немецкими фотокорреспондентами во время Второй мировой войны. Я всегда с интересом разглядывал изображения советских солдат на трофейных немецких танках, а солдат вермахта на Т-34.

Фотограф прошлого запечатлел множество любопытных сцен из жизни, которая канула в прошлое. Например, лошадь с ямщиком, таскающая за собой по улицам Бухареста автомобиль без топлива. Изысканную обстановку торжественного обеда немецкого офицера в кругу семьи. И тут же расстеленное в поле одеяло, на котором расположился советский сержант со своими близкими. «На столе» нехитрая закуска и бутылка самогона. Я хочу заметить, что все эти карточки не случайны, они сделаны профессионалами.

Но больше всего меня поражали портреты солдат, как вермахта, так и красной армии. Я вглядывался в лица, в их одежду, оружие, делая при этом маленькие открытия. Лица были самые разные, но все они несли печать своего времени. Я не говорю войны, а именно своего тревожного времени.

Кроме того, я долго изучал американский классический фотопортрет. Живописные фотографии второй половины 19 века вооружённых жителей Америки давно уже названы искусством. Интерес к ним необычайный! И потому, когда началась агрессия России против Украины, я внутренне был готов к «военному» проекту. Я понял, что надо немедленно действовать.

- А почему Вы фотографировали именно добровольцев, а не солдат ВСУ?

- Дело в том, что в Вооружённых силах Украины много замечательных людей, но все они пошли воевать после повестки в армию. А у добровольцев потребность защищать Отечество оказалось в крови. Люди оставили жён, малолетних детей и ушли на фронт, туда, где убивают. Именно поэтому они мне и были интересны в первую очередь.

 

Я сам, кстати, когда снимал на передовой, оставил дома супругу и годовалую дочь. Кроме того, как человек, служивший в армии, я понимал, сколько меня ждёт проволочек и препятствий в работе, свяжись я с государственными структурами. Через знакомых я обратился к руководству добровольческого батальона «Святая Мария», мне пошли на встречу. Без них этот проект вряд ли бы состоялся. Отдельное спасибо комбату Алексею Середюку за помощь на месте. Дело в том, что чужих на передовой не просто не любят, их туда банально не пускают, всё-таки идёт война.

В батальоне меня приятно порадовало отношение добровольцев к христианству. Капеллан из Мариуполя отец Володимир два раза в неделю проводил литургию, на которой присутствовали все воины, даже других вероисповеданий.

- Большинство фотографий других авторов с переднего края носят репортажный характер. Почему Вы решили обратиться к теме классического портрета?

- Я скажу Вам более! У меня была мысль вывезти в окопы настоящую фотостудию и генератор, но не смог найти помощника. Все рвались ехать, но в последний момент одних жена не пускала, а у других начинал болеть живот. Я уже упоминал, что внутренне был готов к этому проекту. Я его прокручивал в голове не раз и знал даже, что и как я с ним буду делать дальше. Поэтому размышлений у меня было немного.

 

Я знал, что буду снимать на чёрно-белую плёнку, обязательно с европейским квадратным кадром и также обязательно все бойцы будут смотреть зрителю прямо в лицо. Кроме того, я очень хотел, чтобы были видны детали экипировки и оружие. Это и сегодня интересно, а через 50 лет арт-проект наполнится документальным содержимым. Красной нитью сквозь все фотографии проходят взгляды бойцов, порою с очень непростой биографией. У части из них семьи остались на территории, занятой врагом. Разговаривая с добровольцами, я слышал рассказы, которым никто сегодня не придаёт значения. Но именно за такими крупицами правды и ценна история войны. Я всё бережно записал и внёс в проект.

- Ваши фотографии действительно отличаются от работ фотокорреспондентов. Расскажите об особенностях фотосъёмки на передовой.

- В конце ноября 2014 года ожидалось наступление на Мариуполь, меня отговаривали от этой поездки. Скажем так – я уехал. Пробыл я в первый раз недолго – около недели. Этого времени мне хватило, чтобы разобраться на месте, а контуры будущего арт-проекта стали чётче. Вернувшись в Киев, я проявил плёнки, порадовался отснятому материалу и засобирался назад.

 

Ехал уже не с пустыми руками. С приятелем Владимиром Ангелейко упаковали едой и тёплой одеждой микроавтобус, часть груза забрали в Киеве в штабе батальона, другую у волонтёров в сельской местности. Дорога тяжёлая, за указателями следили внимательно. Выскочить на блокпост террористов нам не хотелось. На месте нас приняли очень тепло, а к моей работе отнеслись серьёзней, чем в первый раз.

Снимал я только со штатива при естественном освещении. Разумеется, по возможности, светом пытался управлять с помощью отражателей. Света в декабрьском Мариуполе катастрофически не хватало. Тёплое море активно испарялось, над городом висели низкие чёрные тучи. Фотографировать можно было с 10:30 и до 14:00. При этом, фотографы меня поймут, выдержки были от одной восьмой секунды и до десяти секунд. Фотографировали, как на базе, на берегу моря, так и в окопах на передовой. Причём на передовой – это в самом прямом смысле этого слова. Армия оставалась в нескольких километрах за спиной, а до окопов террористов было 500-600м.

 

А по поводу отличия стилей… это меня не удивляет. Я больше 15 лет не занимаюсь репортажной съёмкой. К тому времени я снимал уже в дюжине стран мира, в кабинете президента, в заполярье и на глубине больше километра. В какой-то момент мне это основательно наскучило. За последние годы я успел получить образование искусствоведа, сделать десятки выставок в Украине и за рубежом. Несколько лет назад выставлялся в Парламенте Великой Британии.

В процессе обучения я нашёл ответы на многие вопросы, которые мучают фотолюбителей. В частности, я понял, что фотография – это часть графического искусства и развивается по всем законам искусства. А своего «особенного» пути развития у фотографии не было и нет. Самое большое откровение для фотолюбителей, что самые знаковые «репортажные» снимки ХХ столетия оказались постановочными. В первую очередь советские.

 

- В Украине на фотографию как искусство только недавно обратили внимание. Вы можете назвать людей, которые помогли Вам разобраться в происходящих процессах вокруг фотографии?

- Комплексно ответить на все вопросы сегодня в Украине смогут два-три человека. Я в их числе. Это и не удивительно. Рынок художественной фотографии в Украине с середины 1980 угасал, немного приподнялся в 2004-2008 и опять обрушился. Сейчас же идёт полная реструктуризация и ожидается новый прорыв. Сам он естественно не произойдёт, его понемногу двигают вперёд.

 

Могу сказать, что профессиональным фотографом я стал после длительных бесед с грандами украинской фотографии Валерием Орловым и Николаем Козловским. А в мир искусства меня ввели Олеся Авраменко и Юрий Вакуленко. Я им очень благодарен. Также благодарен чете фотохудожников Елене и Виталию Васильевым, которые окончательно расставили всё по местам. 

- Как реагировали бойцы на предложение сделать портрет? Желающих было много?

- Реагировали в основном позитивно. Кто не хотел, тот не снимался. Некоторые фотографировались в маске, потому что родители не знали, что сын на фронте. У других часть родственников проживали на оккупированных территориях, и они боялись навредить им.

 

- Боевые столкновения были на Ваших глазах?

- Нет. Но война чувствовалась в каждом метре земли. Меня постоянно охраняли автоматчики, во внешне спокойном Мариуполе я видел взорванные многоэтажные дома. Рядом с моим ночлегом в городе случилась ночная перестрелка с террористами. В одну из ночей взорвали железнодорожный мост. Я тогда находился буквально рядом.

Это внешнее спокойствие города очень обманчиво. Посреди дня в мирном городе задерживают торговцев наркотиками или привозят на базу батальона арестованных сепаратистов. Роту добровольцев из «Святой Марии» в любой момент могли выдернуть для инспекции брошенного завода либо в ночную вылазку. И ты просто молишься, что бы все ребята вернулись в казарму. Но люди всё равно гибнут. Самое интересное, что добровольцев никто не держит, им почти ничего не платят. Они в любой момент могут написать заявление и покинуть в ближайшую неделю зону военных действий. Но они этого не делают. И именно поэтому мне захотелось объединить столь разных людей в своём проекте.  

 

- Как собираетесь продвигать проект «Добровольцы»? Предложения от галеристов поступали?

- Для начала из отснятого материала я отобрал 30 фотографий. Уже заканчиваю верстать двуязычный каталог: на украинском и английском. Из отобранных негативов напечатал 30 принтов размером 1х1 метр. Мне тут же поступило предложение зарубежного куратора перепечатать фотографии ручным способом, то есть под увеличителем на серебряной бумаге. Я согласился.

Тонировать в сепию я предполагаю раствором дубовой и ивовой коры. Возможно, это будет кора красного американского дуба. Думаю, так и произойдёт: принты экспонировать на выставках, а ручные отпечатки будут представлены в нескольких музеях и на аукционе за рубежом. Первая выставка предполагается в Верховной Раде, а дальше посмотрим по обстоятельствам. Меня приятно удивил неподдельный интерес к проекту «Добровольцы» со стороны бывших жителей Донецка и области. Раз проект имеет отклик в обществе, значит, он будет жить!

 

 

 

"Добровольці". Арт-проект Андрія Котлярчука. Цитати бійців.

«Volunteers». Art Project by Andriy Kotliarchuk

 

 

Позивний Партизан

На війні змінюються уявлення про зброю. Наприклад, ця гвинтівка була вироблена у 1891 році у Россії. І вона чудова!

Code name Partizan         The war changes our ideas about weapon. For example, this rifle was made in 1891. And it is wonderful

 

Позивний Шатун                         

Під час зйомки: «Коли мене вб’ють, нехай хлопці принесуть ці карточки мені на могилу. Будь ласка.»

 Code name Shatun    During the shooting. When I am killed, I wish the guys to bring these photos on my grave. Please.

 

 

Позивний Відьма      

Коли навколо літають кулі, голова сама втягується у плечі. Постійно здається, що наступна куля твоя. Лише з часом розумієш, що попасти в людину на відстані у 200-300 метрів досить складна задача.

Code name (Vid’ma) Witch        When the bullets are flying everywhere, you feel your head pulled into your shoulders. The next bullet seems to be yours.  Only later you start realizing that shooting a person from 200-300 meters distance is quite a tough task.

 

Позивний Німець Громадянин Росії, (етнічний німець), Кирило Гейнц загинув 10 лютого 2015 р. в бою за Павлопіль.        

У дитинстві я багато чув розповідей діда про війну. Але ніколи не вірив, що прийдеться воювати самому. Тим більш проти руських.

Kyrylo Heinz (Russian citizen and ethnic German) - killed February 10, 2015 in the Pavlopil battle.

Code name (Nimets’) German            When I was a child my grandpa told me a lot of stories about the war. But I never thought I’ll have to fight.  Moreover against Russians.

 

Позивний Професор   

Можливо, про це не треба казати, але чим ближче я під'їзджав до лінії фронту, тим швидше в мене покращувався настрій. Мені завжди казалося, що я народжений для війни. На блок-посту я відчуваю себе, як вдома.

Code name Professor    Maybe I should not tell about this, but the closer I approached the front lines, the sooner my mood improved. I always thought that I was born for fighting.  At the checkpoint I feel as if I’m at home.

 

Позивний Рятівник   

Битву виграють люди, але і інвентар має значення. На війні став шанувати влучний постріл.

Code name (Ryativnyk) Savior         The men win the battle. But the equipment also matters. At war I started respecting the well-aimed shot.

 

Позивний «Боргезе»

 Мені завжди казалося, що Росія це така специфічна азійська країна, яка тільки прикидається центром Європи.  

Code name Borghese     Russia always seemed to be such a specific Asian country, only pretending to be the center of Europe.

 

 Позивний Отець Володимир    

Про Христа також казали, що Він не воскресне. Деякі і досі впевнені, що Він ніколи не існував. Теж саме сьогодні відбувається і з Україною. 

Code name (Otets’ Volodymyr) Father Volodymyr         Christ is also said not to resurrect. Some still believe that He never existed. The same is happening to Ukraine now.

 

Позивний Непийпиво        

Іноді думаєш, що це був самий важкий день у твоєму житті. А на ранок бачиш, що таки помилився.

Code name  (Nepiypywo) Don’tdrinkbeer Sometimes you think that it was the most difficult day in your life. And in the morning you understand that you were mistaken.

 

Позивний Кінь 

Час від часу мені здається, що я відчуваю серце мого автомату. Я точно знаю, що ця штука не може бути мертвою, бо вона частина мого тіла, можливо й розуму. Ми як сіамські близнята. І я навіть у дурному сні не уявляю, що після перемоги нас розлучать.

 Code name (Kin’) Stallion     Sometimes it seems to I feel the heart of my submachine gun. I know for sure this thing cannot be dead, because it is the part of my body, maybe even the part of my mind. We are like Siamese twins. So even in the nightmare I cannot imagine that after the victory we will be separated.

 

Позивний Ніка

До війни я ставлюся, як до необхідної роботи. Роботи, яка рано чи пізно закінчиться. А після, я обіцяю собі спати без сновидінь.

Code name Nikа        I perceive the war as the required job. The job that sooner or later will end. And then I promise to myself to sleep without dreams.

 

 Позивний Гуцул    

Я ні про що не жалкую. Якщо почати шкодувати про зроблене, то відчуття провини буде тримати тебе за горлянку до самої смерті. Навколо мене чудові люди, я знаю, навіщо тут знаходжусь, в мене на руках зброя. Можливо, це самий цікавий шматок мого життя.

Code name Gutsul      I do not regret for anything. If you start regretting for what you’ve done, the guilt will hold your throat until your death. There are wonderful people around me. I know why I am here. I have weapons. This is probably the most interesting period of my life.

 

Позивний Карапуз   

Війна дивовижне явлення, тут відбуваються події, які в мирний час неможливі. А люди несподівано розкривають свої души з самих приємних та неочікуваних боків. Цей досвід безцінний

Code name (Carapuz) Tot      The war is a wonderful thing. There are events that are impossible in peacetime. And people suddenly reveal their souls from the most pleasant and unexpected sides. This experience is invaluable.

 

Позивний Майдан    

Війну я уявляв по фільмах дитинства. А в реальному житті супротивника ближче, ніж 150 метрів, я так і не побачив. Я навіть не знаю, чи вбив я кого? Це артилеристи веселі та сплять спокійно, бо снаряди падають за обрієм. У піхоти все по іншому.

Code name Maidan         I imagined the war from my childhood movies. In real life I’ve never seen an enemy closer than 150 meters. I don’t even know if I killed someone.  The artillerymen are merry and sleep peacefully because the shells fall over the horizon. The infantry is quite different.

 

 

Позивний Сірко        

Спочатку до ворога відносися з побоюванням. Тобі здається, що він сильніше тебе і краще оснащений. Через деякий час заспокоюєшся та розумієш, що це не правда. Якщо твоя пуля попадає йому у голову, то макітра розлітається на шматки.

Code name Sirko       At first one treats an enemy with caution. He is thought to be stronger and better equipped. After some time one calms down and realizes that this is not true. If your bullet gets his head, the pot shatters into pieces.

 

 

Позивний Мега                                     

У війні відчувається певний ритм. Ти встаєш та кладешся спати у певний час. Тобі вже звиклі чергування та патрулювання території. Ти навіть звикаєш до обстрілів, перестрілок та перших нервових потрясінь. З часом починаєш думати, як зробити свою роботу та при цьому повернутись до родини. Удома в мене було менш насичене життя. 

Code name Mega     In the war there is a certain rhythm. One gets up and goes to bed at a certain time. Everybody gets used to the duties and patrolling the area. Even the attacks, shootings and first shocks become quite common things. After some time, you start thinking how to fulfill your job and return to your family. At home I had a less busy life.

 

 

CV автора

 

 

Народився:                             16 лютого 1966 року

Місце народженя:                   Київ

Освіта:                                    1976-1980 рік  Художня студія Палацу

                                               піонерів м. Києва

                                               1986-1993 рік  Київський університет ім.                 

                                               Т.Г. Шевченка факультет біології

                                               2004-2006 рік  ДАККІМ факультет                           

                                               Мистецтвознавства

 

Андрій Котлярчук  -інтелектуальний лідер та ідеолог сучасного українського фотомистецтва, фотограф, продюсер. Закінчив Київський університет ім. Шевченка Т.Г.  та Державну академію керівних кадрів культури та мистецтва, факультет мистецтвознавства.

                                          

Провів більше сорока авторських художніх фотовиставок в Україні та за кордоном. Творець нової визуально образної системи творчості в української фотографії. Яскравий представник сучасної хвилі майстрів вдало поєднующих в своїй творчості національну аутентику, класичну фотографію з передовими досягненнями світового фотомистецтва.

 

Born:                                               February 16, 1966

Place of birth:                                  Kyiv

Education background:          1976-1980 Kyiv Youth Palace Art Studio

1986-1993 Kyiv Shevchenko University Biology faculty

2004-2006 State Academy of the Cultural Management Resources Art Criticism department

Contacts:

050 311 1867 mobile

andriykiev@i.ua

 

 

Andrii Kotlyarchuk is the intellectual leader and ideologist of the modern Ukrainian photography art, photographer and producer. He completed his education at Kyiv Shevchenko University and State Academy of the Cultural Management Resources Art Criticism department.

 

He had held over forty personal artistic photography exhibitions in Ukraine and abroad. He is rightly regarded as the creator of the new visual image art system in the Ukrainian photography. Being a bright personage among the modern masters he successfully merges national authenticity, classical photography with the latest achievements of the world’s modern photographic art

 

 

 

комментарии
ТОП Интервью
17/09

Митці Микола та Марина Соколови.  Інтервюер: Дана Пінчевська   Д. П.: Вітаю вас з майстерні відомих київських митців, — художника Миколи Соколова та його дружини, Марини.  М. ...

Календарь
20/10

З 20 жовтня по 3 листопада в ЦСМ «Білий Світ» відбудеться персональна виставка художника Євгена Лісняка. Її тема – сполучення повсякденного буття з яскравою діджитальною реальністю і ...

20/10

20 жовтня 2020 року в Музеї міста Києва відкривається нова персональна виставка «МУЗИКА» київської художниці, члена Національної спілки художників України, Ірини Акімової.   Живопис ...

20/10

Art People. Space приглашает на встречу с известным арт-финансистом и профессиональным управленцем культурными проектами, консультантом по инвестированию и управлению предметами искусства - Денисом ...

ФОРМА ОБРАТНОЙ СВЯЗИ
Проверочный код *
Восстановить пароль
Для восстановления пароля введите адрес электронной почты, указанный Вами при регистрации. Вам будет отправлено письмо с дальнейшими рекомендациями.
Если у Вас возникли вопросы, свяжитесь с нами по телефону: 044-331-51-21
Авторизация
Регистрация
* Обязательно для регистрации на ресурсе
** Обязательно для выставления лотов
Пароль должен иметь длину не менее шести знаков; содержать комбинацию как минимум из трех указанных ниже знаков: прописные буквы, строчные буквы, цифры, знаки препинания; не должен содержать имени пользователя или экранного имени.
Проверочный код
правила ресурса *
условия аукциона **