Наверх
Меню
Меню
Статья
13/11
Графика Елены Придуваловой (2009)
_DSC_0242.jpg
_DSC_0242.jpg
_DSC_0247.jpg
_DSC_0247.jpg
_DSC_0398.jpg
_DSC_0398.jpg
_DSC_0272.jpg
_DSC_0272.jpg
_DSC_0349.jpg
_DSC_0349.jpg
_DSC_0520.jpg
_DSC_0520.jpg
_DSC_0242.jpg
_DSC_0247.jpg
_DSC_0398.jpg
_DSC_0272.jpg
_DSC_0349.jpg
_DSC_0520.jpg

Графика Елены Придуваловой (2009)


Эта статья — ровесница другого текста, «О живописи Алексея Аполлонова (2009)» (http://be-inart.com/post/view/1191), и она также появилась на свет в силу описанных в нем причин. Творчество Елены Придуваловой существенно изменилось за эти годы: непосредственность, жизнерадостность, открытый и доверчивый взгляд на мир прошли серьезное испытание киевскими событиями зимы 2013/2014 гг., в который Лена была не только зрителем, но и в известной степени активным участником. После монохромной серии, связанной с той зимой, те ясные и яркие черты ее творчества, которые так сильно поразили меня когда-то, к счастью, постепенно возвращаются в личное пространство художницы.
Это, в сущности, нормально ― если учесть тот факт, что любая попытка общества отстоять гуманистические ценности редко когда происходит бескровно ― и всегда испытывает на прочность способность каждого из нас эти ценности соблюдать.
 


    К привычным определениям темперной графики Елены Придуваловой, ― ее композиционной и колористической безупречности, ― следует добавить: они эмоциональны; они лиричны; кроме того, они жизнерадостны; сказать еще ― они похожи на картины выпускницы Парижской школы, работающей в современном Киеве. Потому разговор об искусстве этой художницы ― скорее личная беседа с ней самой, нежели импровизация привычных джазовых стандартов общепринятых комментариев к искусству.
    Предпочитая живописи ― темперу, художник равен литератору, который вместо монументальных романов пишет небольшие эссе. У Елены Придуваловой демократичность темперной графики диктует доверительное и легкое настроение беседы со зрителем. Это, должно быть, не всегда просто для художника, поскольку его обращение к зрителю — всегда начало разговора с неизвестным. И, так как предугадать миросозерцание зрителя невозможно, художник говорит о том, чем занят сам: об искусстве.
    Потому автор картины всегда ненадолго застывает на пороге безграничной свободы выбора темы; выбора адресата. Каждый выходит из этой ситуации по-своему, ― работая для себя, для кого-то из предшественников или коллег. Елена Придувалова предпочитает серединный путь, рассказывая о городе, ― о своем Киеве; и представляет его таким, чтобы его сумел понять каждый человек, знающий, что такое Город.
    В ее картинах Киев ― архетип города, его дух, его лицо, его пульс; это идея Города как такового. Всякий город в ее картинах всегда немного Киев; каждый персонаж ― всегда немного путешественник, чуть-чуть гуляльщик, фланер, немного маленький принц, способный вместо важных и нужных дел любоваться толпой, радоваться прогулке, наслаждаясь лицами улиц, сущностью погоды и времени года ― словом, всем тем, во что некогда вникать людям окончательно и бесповоротно взрослым.
    Имена серий картин Елены анонсируют структуру происходящего на бумажной плоскости, ― графические "Деревья в городе"; "Евангельские сюжеты"; "Евпатория"; "Кариатиды"; "Киевские пейзажи"; "Миргородские интерьеры"; "Город"; "Пейзаж"; "Праздники"; "Фонтаны"; "Окно мастерской"; "Подол"; "Август, Ворзель", а также живопись "Облака над городом» (да, и живопись тоже) ― уточняют личную топографию художника. Но, уводя зрителя далеко за пределы экскурсионной конкретики, ее картины подводят его вплотную к городской эстетике несколько метафизического толка.
     Рассматривая город с отстраненностью, свойственной пристальному вниманию, художница уходит в безлюдную пустотелость городских ландшафтов в духе прогулок лучших французских пейзажистов ― пусть и в большинстве случаев ее пейзажи остаются пейзажами одушевленными. Впрочем, одушевленность здесь также следует понимать в широком смысле, ― если вдруг в каком-либо из пейзажей Елены Придуваловой исчезают люди, их подменяют антропоморфные деревья, похожие на замотанные в ткани силуэты, а чаще — на огромные кисти рук, благословляющие забрызганные пятнами света дома, жестикулирующие, машущие вслед ушедшим в никуда прохожим.
    Метафоры художника, ― логическое продолжение его темперамента; его философии. Впечатлительность ― отличительная черта Елены ― задает темп ее творчеству: в хорошем расположении духа эта художница способна написать три картины в день. Иногда импрессионистическое восхищение щедростью мира отступает, и в паузах между ее яркими рассказами слышится нерв несколько другого, тихого и очень серьезного разговора. Говорить здесь, в сущности, уже незачем: зритель остается наедине с кем-то, кто всегда остается за кадром рамы картины; с кем-то, всегда наблюдающим за городом, городами, за самой художницей, за всеми, живущими здесь и сейчас. В композиции «Кресло», которую несколько лет назад приобрел один из немецких коллекционеров, мотив ожидания сжимает нервы в экспрессионистский комок: спинка кресла, накрытая курткой, на фоне вечернего города в окне говорит о прогулке таким красноречивым и точным намеком, на какие способны только действительно значительные художники.
     В основе искусства всегда заложено некое противоречие. В творчестве Елены Придуваловой оно заключается в том, что восприятие горожанина в пятом поколении не предполагает ни восхищения, ни детской, непосредственной манеры исполнения городского пейзажа, изображенного открытыми баночными цветами. Искренность колорита, состоящего из сложных сочетаний открытых цветов, на первый взгляд, противоречит представлениям о способностях цветоделения взрослого человека, с детства живущего в мегаполисе. Социализированное, политизированное отечественное искусство постепенно привыкает к загадкам такого рода; зато их хорошо чувствует европейский зритель. Поэтому накануне отечественной известности Елена Придувалова в качестве художника с городским и, следовательно, европейским мироощущением прославилась сперва за границей, где ее творчество было востребовано больше, чем дома. Эта особенность ее почерка, а также двадцать с лишним персональных и групповых выставок в Украине, Канаде, Греции и Чехии, объясняет географию коллекций: ее произведения хранятся в собраниях Польши, Великобритании, США, Франции, Германии, Испании, Голландии, Бельгии, Иордании, Израиля, Японии, Южной Кореи, и только затем — в коллекциях Украины и России.
    Работая с графикой и живописью, создавая расписные кассонэ и тряпичных кукол, Елена Придувалова раскрывает собственные территории спокойной прогулки, предпочитая сперва пейзаж, а затем ― сосредоточенный мир интерьеров и натюрмортов. Пейзажи состоят из улиц и улочек, с их рукоподобными деревьями и уединенными домами, с их детьми и велосипедистами, чистыми цветами растрепанных нервов тротуарных клумб. В интерьерах Елены Придуваловой спокойно; здесь атмосферу создают натюрморты с восхитительным синим, почти черным кувшином, окруженного синей посудой и бесчисленными вазами с цветами. Покой и свет тихой работы в мастерской, вся мимика ее картин напоминает лица с чуть намеченной улыбкой внезапной мысли, которую не хотелось бы произносить преждевременно, не угадав нужную интонацию.
    Непринужденность в выборе темы, способность уйти за пределы навязанного дискурса профессии театрального художника в собственный самодостаточный мир, в котором сложность колористического решения, умноженная на простые сюжеты, производит необычный эффект, ― картины Лены в результате негромко напоминают о том, что такое свобода.
    К свободе, к каждому слову о свободе, к ее образам и метафорам, почему-то всегда привязываешься особенно сильно. Возможно, это объясняет также и то, почему творчество Елены Придуваловой понемногу начинают понимать не только европейские, но и отечественные зрители.
Дана Пинчевская

О художнице: Елена Придувалова, график, живописец, автор произведений декоративно-прикладного искусства. Родилась в 1960 в Kиеве, Украина. В 1986 окончила Киевский государственный художественный институт (теперь Национальная Академия изобразительного искусства и архитектуры). Автор двадцати с лишним персональных выставок, участник многочисленных отечественных и зарубежных групповых выставок. Живет и работает в Киеве.

Список иллюстраций:

Миргородський інтер'єр. 2000. Папір, гуаш. 86 х 62 см.

Друкарська машинка. 2012. Папір, гуаш. 86 х 62 см.

На Сінному ринку. 2013. Папір, акрил. 109 х 79 см.

Великий Перевіз. Весна іде. 2010. Акрил, гуаш. 86 х 62 см.

З серії “Київські канікули”: Дніпро. Поділ. 2013. Картон, акрил. 100 х 100 см.

Інший берег. 2012. Полотно, акрил. 150 х 100 см.

  Ілюстрації взято з альбому: О. Г. Придувалова. Упорядник Т. Калита. — КалитаАртКлуб. Проект «Мистецтво на

папері». — К.: ВД Антиквар, 2014. — 159 с., іл. (укр. і англ. мовами).

комментарии
Календарь
08/08

Art People.Space приглашает на встречу с известным арт-финансистом и профессиональным управленцем культурными проектами, консультантом по инвестированию и управлению предметами искусства - Денисом ...

12/08

Дмитро Грек Олексій Малих Петро Сметана Василь Татарський Олег Ясенєв   Кожен з авторів, які беруть участь у цьому проекті – відомі своїм унікальним баченням світу, своєю художньою ...

15/08

Art People.Space приглашает на арт-пикник с Денисом Белькевичем  "‎Старые мастера: история, рекорды, подделки"​. Подарите себе идеальный выходной, получив новые знания и познакомившись ...

ФОРМА ОБРАТНОЙ СВЯЗИ
Проверочный код *
Восстановить пароль
Для восстановления пароля введите адрес электронной почты, указанный Вами при регистрации. Вам будет отправлено письмо с дальнейшими рекомендациями.
Если у Вас возникли вопросы, свяжитесь с нами по телефону: 044-331-51-21
Авторизация
Регистрация
* Обязательно для регистрации на ресурсе
** Обязательно для выставления лотов
Пароль должен иметь длину не менее шести знаков; содержать комбинацию как минимум из трех указанных ниже знаков: прописные буквы, строчные буквы, цифры, знаки препинания; не должен содержать имени пользователя или экранного имени.
Проверочный код
правила ресурса *
условия аукциона **