Наверх
Меню
Меню
Интервью
26/10
“Искусство – это когда о человеке”. Беседы с Владимировым. Часть 2.
00 Владимиров ФБ 11.jpg
00 Владимиров ФБ 11.jpg
0-0.JPG
0-0.JPG
0-3.JPG
0-3.JPG
0-5.JPG
0-5.JPG
0-5а.JPG
0-5а.JPG
0-8.JPG
0-8.JPG
00 Владимиров ФБ 11.jpg
0-0.JPG
0-3.JPG
0-5.JPG
0-5а.JPG
0-8.JPG

“Искусство – это когда о человеке”. Беседы с Владимировым. Часть 2.

Беседы с Владимировым. Часть 2. Продолжение интервью. Первую часть читайте здесь.

– Когда-то я писал про городскую скульптуру, про общее положение дел в Киеве, отдельно была большая статья про реконструкцию Майдана и сокращенная ее версия печаталась в питерском журнале НоМИ. Кстати, она сегодня снова очень актуальна, как мне кажется. Вот хотелось бы вернуться к этой теме спустя более чем десятилетие и спросить: а как ныне обстоят дела в этой сфере? Есть ли какие-то сдвиги, изменения в подходах фондов, градостроителей, городской администрации в Киеве? В лучшую,  в худшую сторону?

– В плане культурного восприятия или понимания необходимости пластического искусства в городе практически с тех пор [то есть за последние лет десять] ничего не изменилось. Появился только проект “Kiev Fashion Park”, который помог организовать пространство на пейзажной аллее. Акция была громкая. Да, было. Но хорошая скульптура в городе… так чтобы это развивалось, как где-то в Испании, когда идешь по городу, останавливаешься, рассматривая одну скульптуру, отходишь назад, чтобы рассмотреть – и натыкаешься спиной на другую,  вот чего-то подобного в Киеве до сих пор просто нет.

– То есть в Испании много есть чем любоваться в отличии от Киева?

– Да. И скульптура естественно вписана в ландшафт, в городскую среду. И очень много современных вещей.

– У нас культурная политика за десять, за двадцать лет ни на йоту не изменилась?

– О чем речь? Нет, не изменилась. Практически никто не занимается “скульптурной политикой” в Киеве. Бывают редкие исключения. И то, мы сами, скульптора, нашли место, нашли спонсоров. Это было место [под скульптуру], у которого не было хозяев. На воде. Место на воде. И хоть не надо было ничего согласовывать ни с кем, потому что посреди Днепра.

 

 

– Скульптура на воде в условиях отсутствия твердой культурной политики?

–  Вроде этого.

– Но хоть какая-то помощь извне имела место быть? Кто проплывал рядом по Днепру? Всё же это делается не себя ради, это можно назвать украшением города, в котором живешь.

–  Kiev Fashion Park помогал, хотя самому приходилось искать спонсоров. Но они являлись юридическим лицом, которые имели правовые возможности. У них есть формальное разрешение скульптур по Киеву. В результате они поняли, что это интересно. Получилась скульптура на воде. Размером около пяти метров.

– Kiev Fashion Park работает на территории всего Киева?

–  Да. При их содействии установлены скульптурные композиции и на Левом берегу, на Поздняках. Потихоньку работают. Но есть нюанс. Когда ищут спонсора, у них есть проекты, они визуализированы условно говоря, да, и они их показывают спонсорам, естественно. Но культура спонсорства у нас оставляет желать лучшего. Проекты показываются спонсору, а он выбирает не то, что нужно городу, не то, что, что на самом деле стоит внимания, а то, что нравится лично ему. В результате все сводится к тому, что что-то делается в угоду человеку, который платит деньги.

 

 

– И десять лет назад говорили об этом и поныне. Печально. У арт-критика Олега Смаля когда-то на заре, так сказать, становления культурной политики в Украине – в 90-е – была статья про воспитание спонсоров. Много лет прошло. Да тщетно. Воз и ныне там. Только частная инициатива. Кстати, то, что люди платят за искусство, это нормально. И Медичи, кстати, в своем выборе художников, как показало время, не ошибались.

– Да, вот такая история с городской скульптурой. А город, администрация никогда не выделит деньги.

– Тогда такой простой стандартный вопрос: ближайшие планы?

– Планы у работающего художника всегда наполеоновские. В следующем году планируется персональная выставка. Есть серьезные приглашения в Киеве, в Днепропетровске. Основная затея – это выставка эротической скульптуры.

 

– Эротическая?

– У меня ж вся скульптура эротическая можно сказать.

– Не в очень современном понимании слова “эротика”.

– Это как трактовать эротику. Эротика – это собственно сама жизнь. Прекрасное женское тело. Можно подать зрителю эротическое вульгарно. А можно с точки зрения некоего идеала женской красоты.

– То есть, даже там, где нет эротики, там она есть. Просто кто-то не в курсе, пока не созрел, не увидел.

– Да, это хорошо сказано. Даже там, где её нет, она там есть. Это философия! Искусство – оно либо есть, либо его нет.

 

 

– А насчет дальних планов? Не выставки даже, а возможный эксперимент, какие-то творческие желания, работа с совершенно новым материалом. Какой-то, например, мрамор.

– А нет мрамора, с которым бы я не работал. Итальянский, греческий, индийский, бразильский… Индийского три вида. От паросского до каррары. Даже турецкие. Сегодня есть возможность не ограничивать себя в выборе.

– Ограничения и минимальный выбор материалов который был в советские времена?

– В советские – только уральский мрамор. Граниты – отечественные. Только через Союз художников. Тогда. А сейчас все заказы делаются лично. Никаких ограничений сверху, как это было. Я один из первых в Украине начал заказывать мрамор. Как-то был заказ в виде целого морского контейнера. 24 тонны мрамора.

   А по поводу дальних планов… Да, конечно, хочется технически поиграть материалами, совместить разные материалы. Поэкспериментировать с новым сплавом. Но эксперимент не ради самого эксперимента. Сейчас доступны всевозможные материалы и сплавы. Тут никого ничем уже не удивишь. Эксперимент ради надлома формы, визуального взрыва эмоций – это уже не так интересно. Вот поработать с каким-то великим художником – это было бы интересно. С Сантьяго Калатрава, например.

 

 

– По поводу сноса памятников нельзя не спросить. Скажем так, с одной стороны, если посмотреть на текущее положение дел в Киеве, в Украине в целом, на тумбе стоит хорошая скульптура с эстетической точки зрения плохого человека. Расширим даже вопрос. Это плохой человек  - это может быть Ленин, или Наполеон, или Кромвель, например, за которым числиться тьма и тьма загубленных душ, но который спокойненько продолжает стоять себе в Лондоне. Или как Харрис, уничтожавший целые города. С другой стороны, уже плохая скульптура хорошего, условно говоря, человека. Как относиться или как решать эту дилемму? Хорошая скульптура сильного мастера, рука которого изваяла тирана допустим. Или во всех смыслах жалкая поделка текущего инсталлятора, команда которого сообразила, допустим, убогую лестницу к уже пустой тумбе и создала китчевый почти рекламный мессидж, всё это вместе выдавая за т. н. comtemporary art, что еще много хуже эстетически стоявшего там Ленина. И что делать с этим? Вот  же пример: единственный в Киеве классическая конная скульптура – памятник Щорсу.

– Замечательный памятник. Мне мало интересно кто такой сам Щорс, хоть я и знаю, кто это такой. Если персонаж этот враждебен обществу, тогда давайте создадим парк, в который перенесем скульптуру советского периода. Но ни в коем случае это не ломать. Всё, что создано руками людей, и труд человека, и сильных скульпторов, которые это делали в советские времена, что не отменяет тот факт, что они были настоящими художниками, необходимо ценить. С эстетической, с исторической точки зрения. Нельзя разрушать. Перенесите в созданный для этого парк. Иначе придется разрушать и всю тогда сталинскую архитектуру, которая тоже есть в Киеве. Тогда надо разрушить всё. А это всё-таки и сегодня остается художественным произведением. Это объект искусства. И Щорс тоже, не смотря на то, кем там был этот Щорс. Это художественный образ того времени. И время это было. И мы сломаем этот образ, мы его уничтожим, а время-то остается.

    Многие советского периода скульпторы были сильными мастерами. Взять, например, Меркурова. Я негативно отношусь к большевицким персонажам. Но не к самому Меркурову, не к его произведениям. В крайнем случае можно не разрушать подобные произведения искусства, раз уж они так не по души чиновничеству, политикам, а просто продать в конце концов, чтобы они сохранились.

– И они купили бы с радостью за миллионы.

–  Купили бы, потому что великие имена. Меркуров – это имя. И работы его – произведения искусства.

– Не просто имя, имя в смысле брэнд, а действительно мощный художник.

– Да, хороший скульптор. То же самое можно сказать про Василия Бородая. Это величина. Жаль, жаль даже “Чекистов”. Те кто разрушал памятник - это как охотники, которые стреляют по живой жизни ради удовольствия, негативного удовольствия лишать жизни живое существо. То же и скульптура, памятники, которые разрушают. Скульптура для скульптора – серьезная и важная часть его жизни. Нельзя просто взять и уничтожить.

– В этой программе декоммунизации ведь усматриваются, помимо прочего, идеи “крови и почвы”. Отсюда и запал разрушения всего как им кажется чужого, чуждого.  “Кровь и почва” в скульптуре – это гибельный путь.

– Совершенно верно. Мы живем в современном мире и должны это понимать. Всё, что человечество сделало хорошего, и если кто-то приходит это разрушать… это не правильно. Ведь потрачен человеческий труд, усилия, мастерство. И для меня это намного важнее чем слепой патриотизм, выражающийся лишь в том, что идет разрушение. Разрушить легко, построить трудно. Даже из этих соображений исходя. А те, кто разрушает – они рано или поздо сами прийдут к разрушению, к саморазрушению. А это путь в никуда.

Беседовал: Артур Грелль

Фото в мастерской: Артур Грелль

Cкульптура: Алексей Владимиров

архитектура
графика
живопись
Искусство
музеи
скульптура
современное искусство
Рейтинг +180
комментарии
ТОП Интервью
24/05

Твоя последняя работа называется "Гиперонимы". Почему именно это название? Что подсказало идею? Название "Гиперонимы" пришло ко мне незадолго до самой выставки. Дело в том, что эта ...

Календарь
26/07

Галерея сучасного мистецтва «Триптих АРТ» презентує  Non Figurative Art Fest   Чем более ужасающим становится мир, тем более абстрактным становится искусство…   Пауль ...

ФОРМА ОБРАТНОЙ СВЯЗИ
Проверочный код *
Восстановить пароль
Для восстановления пароля введите адрес электронной почты, указанный Вами при регистрации. Вам будет отправлено письмо с дальнейшими рекомендациями.
Если у Вас возникли вопросы, свяжитесь с нами по телефону: 044-331-51-21
Авторизация
Регистрация
* Обязательно для регистрации на ресурсе
** Обязательно для выставления лотов
Пароль должен иметь длину не менее шести знаков; содержать комбинацию как минимум из трех указанных ниже знаков: прописные буквы, строчные буквы, цифры, знаки препинания; не должен содержать имени пользователя или экранного имени.
Проверочный код
правила ресурса *
условия аукциона **