Наверх
Меню
Меню
Интервью
17/04
НЕНАСТОЯЩЕЕ НАСТОЯЩЕЕ
В прошлом году в мастерской..JPG
В прошлом году в мастерской..JPG
17949891_1470056483065563_1819242308_o.jpg
17949891_1470056483065563_1819242308_o.jpg
17976282_1470935436311001_1942165305_o.jpg
17976282_1470935436311001_1942165305_o.jpg
Тотальная Инвентаризация. фото акции. 40х60 см.jpeg
Тотальная Инвентаризация. фото акции. 40х60 см.jpeg
_Азбука тоталитаризма_ 7 .jpg
_Азбука тоталитаризма_ 7 .jpg
18015943_1472828139455064_2003384039_o.jpg
18015943_1472828139455064_2003384039_o.jpg
ARH.jpg
ARH.jpg
1912283_631676610236892_917557687_n.jpg
1912283_631676610236892_917557687_n.jpg
35534_239532006160816_1465151088_n.jpg
35534_239532006160816_1465151088_n.jpg
В прошлом году в мастерской..JPG
17949891_1470056483065563_1819242308_o.jpg
17976282_1470935436311001_1942165305_o.jpg
Тотальная Инвентаризация. фото акции. 40х60 см.jpeg
_Азбука тоталитаризма_ 7 .jpg
18015943_1472828139455064_2003384039_o.jpg
ARH.jpg
1912283_631676610236892_917557687_n.jpg
35534_239532006160816_1465151088_n.jpg

Беседу провела и записала Olga Romantic. На вопросы отвечал Вячеслав Ахунов.

Начнем, так как вы традиционно продолжаете быть участником различных международных форумов, наше интервью, с банального казалось бы вопроса о том, кто такой Вячеслав Ахунов (не смотря на то, что уже после 2012 года Украина узнала это точно).

Вячеслав Ахунов

Что же такое в мировом современном искусстве - Социалистический Модернизм. Ознакомившись с его основателем и фактически единственным представителем в мире искусства на первой Киевской Биеннале в Арсенале.)?
.
Помню статью «Изгнание из рая под названием «искусство» можно считать фактом» в журнале ART UKRAINE, в которой я отметил факт существования такого художественного направления, как социалистический модернизм. Термин появился в конце 70-х и фиксирован в ученической арифметической тетрадке в клетку, на первой страничке  с громким, как мне тогда казалось, заглавием: Социалистический модернизм как работа со смыслами, как советская версия западного постмодернизма. Затем идет довольно объемный текст с моими «соображениями», который заканчивается признанием, что «к концептуалистам себя не отношу (хотя большая часть моих работ представляет из себя классический концептуальный стиль), что социалистический модернизм можно смело назвать постсоциалистическим реализмом (и советским постмодернизмом), что таким образом мы сможем выявить "родственные" сходства социалистического модернизма с пост-модернизмом: апоприация, монтаж, привлечение всех известных художественных форм прошлого и настоящего от реализма до medium и всю историю искусств, что  другими словами, социалистический модернизм есть заключительная фаза развития социалистического реализма как его противоположность».

1 Kiyv bienale Arsenale, curator David Elliott, artist Vyacheslav Akhunov

Вы не напомните ту атмосферу в советском искусстве,  которая сложилась к середине 70-х годов?

К 70-м годам Социалистический реализм выродился в полную «абстракцию» (если бессмысленность можно назвать абстракцией), иллюстрируя несбывающеюся мечту, которую коммунисты запрещали называть утопией. Искусства соцреализма напоминало глыбу, вокруг которой можно бесконечно ходить, но проникнуть в глубь этой глыбы не было возможности. Глыба была тяжела настолько, что невозможно было сдвинуть с места. Глыба возвышалась на постаменте диалектического материализма и идеологической эстетики марксизма-ленинизма.

Vyacheslav Akhunov Red Line

Red Line

В среде критически настроенных художников возникла идея нарушить сложившийся порядок и соединить коммунистическую идеологическую художественную парадигму с модернистическим формотворчеством, то есть социалистический реализм с дискурсом модернизма, таким образом выявить синтез. В советском искусстве были предприняты попытка соединить эстетизировано-политизированного советского искусства с формами западного искусства, таким образом вывести из застоя социалистический реализм, ставший каноническим и к тому же полностью выработавший свой формообразовательный ресурс. Возникла необходимость в новой авангардной радикальности, в новых художественных жестах, языках и решениях. Появились вопросы: Какие методы, формы и смыслы должны быть использованы в целях деидеологизации советского искусства?

narisuy sam

narisuy sam1

narisuy sam2

Озвучание идеи о деидеологизации советского искусства в то время - повод для привода в КГБ или прямая дорога в психлечебницу. Само название уже настораживало: социалистический и модернизм, соединенные во едино?

Не всё сразу… Понимание пришло. Свобода… Вот ключевое слово, понятие! Свобода, пусть относительная, пусть призрачная, мифическая но свобода… там, где она не возможна… в стране развитого социализма с коммунистической идеологией. Когда я в 1973 году поступил в московский институт имени В.И. Сурикова, было много разговоров тогда про нонконформистов, Зверев, Кабаков, Сретенская группа художников, Леонозовская группа художников… В то время формировались мои первоначальные взгляды на искусство модернизма. Я имел возможность увидеть запрещенные для показа работы, но самое главное заключалось в том, что друзья, иностранные студенты, учившиеся в нашем институте, объясняли что такое перформанс, что такое Нам Джун Пайк, почему эта груда телевизоров называется скульптурой, почему Марсель Дюшан писсуар назвал фонтаном, и так далее. Возвращаясь с каникул, они привозили мне виниловые диски: Джимми Хэндрикс и Beatles, Doors, также книги: искусство дада, сюрреализм, поп-арт, минимализм, Камиллу Грей «The Rassian experiment in Art: 1963-1922». И так потихоньку я стал вникать во все эти дискурсы, что к чему, почему. Пытался мыслить по иному, придумывал проекты. У нас в институте в общем-то никто не мог объяснить что такое искусство модернизма – не было специалистов. Как сейчас у нас в Узбекистане нет специалистов по современному искусству, точно такое положение было и в то время. Но много ценное почерпнул из критических статей в журналах «Художник», «Творчество», «Искусство» и из книг обличителей «загнаивающегося» искусства модернизма.  После этого я начал уже и сам анализировать работы Целкова «Люди-арбузы», Ситникова, Рабина, Калинина или Янкилевского – это была школа –  параллельное учение, помимо учения в институте.  Особенно многое прояснилось после знаменитой выставке в павильоне «Пчеловодства» на ВДНХ, в 1975 году. Постепенно, из малых движений, началась складываться понимание и общая концепция социалистического модернизма. Да, само название уже настораживало: социалистический и модернизм, соединенные во едино? Но достаточно было вспомнить работу Казимира Малевича "Красные всадники" или "Башню" Татлина, как о предпосылках возникновения социалистического модернизма. Безусловно, речь шла о деидеологизации (деконцептуализации) того, что являлось в СССР «партийным», «идейным», «неприкасаемым», "сакральным". В то время наступила острая необходимость реформации самой природы социалистического реализма и его практик, появления в советском искусстве иного типа художественного опыта и нового мышления. В 1980 году в КГБ вызывали, допрашивали. Это было в связи с моими протестами против ввода советский войск в Афганистан.

Как потом, после окончания института, сложилась Ваша творческая судьба?

 

После окончания института я приехал в Ташкент. Буквально через год Игорь Витальевич Савицкий, директор Нукусского музея, который собирал коллекцию, пришёл со своим помощником, говорит: «Можно ваши работы посмотреть?». Смотрел и сразу сортировал в две стопочки. Кивнул на меньшую стопку и сказал: «вы не против если мы у вас приобретем эти работы?».  Разве можно было отказаться?! Как во сне! Приобрел 45 работ, 43 графики и две живописи для своей коллекции. Знаковым было также то, что он ни у одного молодого художника из Ташкента не покупал, а тут он прослышал о моем «мракобесничестве» в Москве, что я делаю какие-то странные вещи, инсталляции - вешаю на стену лестничного перехода полные протезы инвалида войны, вставляю в них живые цветы, и что столкнувшегося с этой инсталляцией, одному художнику  пришлось вызвать карету скорой помощи - сердечный приступ, и… заинтересовался. Потом, как обычно: Член Союза художников СССР, работа концептуального характера в стол, до лучших времен при полном отсутствии в Узбекистане художественного андеграунда. В 1988 году участвовал на своей первой международной биеннале современного искусства в Дакке. Потом их было много. Но лучше всего сформулировал мою деятельность в своей статье «ОДИНОКИЙ РЕЙНДЖЕР CONTEMPORARY ART» доктор искусствоведения из Санкт-Петербурга Андрей Фоменко: «В 70-е годы, живя в Ташкенте, Ахунов независимо от своих коллег в России начал делать работы, основанные на официальной иконографии советской массовой культуры, на образах и текстах монументальной пропаганды, скрещивая их то с западным модернизмом, то с восточной мистикой. Эти опыты были созвучны тому, что делали тогда Эрик Булатов, Комар и Меламид, Дмитрий Пригов, Александр Косолапов, Соков. Ахунова тоже интересовало взаимодействие слова и изображения. Но, в отличие, скажем, от западных концептуалистов, которые показывали детерминированность визуального образа (идеологическим) текстом, Ахунов, в силу другого культурного опыта, скорее трансформировал текст в образ, икону, материальную конструкцию: он, к примеру, интегрировал портрет Ленина и Сталина в текстовой орнамент, образованный из многократно воспроизведенной фразы лозунга, или превращал слова в архитектурные объекты, возвышающиеся посреди пустынного пейзажа a la Де Кирико. Эти работы создавались практически вне контекста московского концептуализма или эмигрантского соцарта. В сущности, у Ахунова не было коллег или единомышленников среди его непосредственного окружения. Вероятно, поэтому в конце 80-х годов художник легко расстался с визуальным искусством, предпочтя ему другие способы выражения (и реализовав на деле то самое «невлипание», о котором так долго говорили московские концептуалисты) – а потом, в начале 2000-х, так же легко к нему вернулся. Признанный в качестве классика советского андерграунда, Вячеслав Ахунов ничуть не утратил вкуса к эксперименту. Он создает непохожие друг на друга вещи, прибегая для этого к самым разным медиа – тексту, видео, реди-мейду, перформансу».

leniniana1

leniniana2

lenin motsart

stempe

Кстати, в сентябре прошлого года в Ташкенте произошло два достаточно интересных события. Неудавшаяся Vlll-ая Биенале современного искусства, которое организаторы переформатировали просто в выставку современного искусства (о чем нас информировал художник Олег Харченко), а так же была открыта новая, и что нужно отметить, частная галерея «Zero Line». Нашим читателям было бы интересно ознакомится с вашим мнением по поводу данных событий. Что там всё таки произошло?


За месяц до открытия Vlll-ой Биенале современного искусства скончался диктатор Ислам Каримов. Внутри политической элиты началась борьба за власть. Так, как любое мероприятие курировали госчиновники и всё это было завязано на финансирование, им было не до Биеннале - готовились траурные мероприятия, ожидались перемены во властных структурах, в том числе и в Министерстве Культуры, а тут, не дай бог, художники, тем более приезжие, что-то «выкинут не по теме» во время проведения выставки. Таким образом Биеннале слили. Но так, как были присланы из-за рубежа работы некоторых художников, решили сделать «тихую» выставку. Но я был рад, что нашу совместную работу с киевским художником Олегом Харчем выставили. Речь идет о проекте «Языковые параллели» (Олег Харч нам его представлял с названием «Параллелизмы»- O R) Зная о том, что мои работы на протяжении многих лет, уже при новой постсоветской власти, не допускают на выставки, я посоветовал Олегу подписать работу только своей фамилией. В это время была открыта частная галерея «Zero Line» и владелица институции Белла Сабирова пригласила меня поработать куратором.

Вячеслав Ахунов - живописец, перформансист, видео-артист, поэт, эссеист и философ. И вот теперь вы себя проявляете в такой ипостаси как куратор. Причем уровень вашего кураторства впечатляет. Возможно вы нашли новую форму своего самовыражения. Поведайте нашим читателям что открывает вам кураторская практика?

Небольшой опыт со-кураторский деятельности у меня был. А тут появилась реальная возможность попробовать себя в индивидуальной кураторский практике. В первую очередь я задался вопросом: насколько может деятельность галереи  соответствовать новым переменам в обществе? Даже первоначальный опыт показал, что 1) - деятельность зависит от многих причин, в первую очередь от умения галериста и куратора наладить и создать гибкие отношения с желающими попасть на художественную сцену, в первую очередь с теми, кто способен своей деятельностью налаживать развитие толерантности к разным способам художественного мышления и профессиональную публичную деятельность, как и личные отношения, готовыми превратить галерейное пространство местом естественного пересечения формального и неформального, средой циркулировали идей и творческого энтузиазма, оказаться в общем поле интересов и интеллектуального взаимодействия. 2) - галерея, в лице руководителя и куратора, берет на себя определенные обязательства, естественно с сочетанием современных требований оригинальности и подлинности, предъявляемых художникам в реализации их творческих идей, которые выражаются в различных способах продвижения их творчества скорее для широкой международной аудитории, учитывая пока еще отсутствие отечественного рынка произведений искусства. 3) - прогнозируя будущее, галерея не может не обойти внимание творчество художников современного искусства. Но говорить о успешном продвижении современного искусства в стенах галереи на фоне отсутствия роста интереса стороны зрителя, преждевременно, - идеи и формы современного искусства малоизвестны не толко простым людям, но еще не приняты и осмыслены в самом художественном сообществе Узбекистана, и столкнувшись с образцами новым для нашей художественной сцены искусством, художники и искусствоведы ограничивают себя пассивным наблюдением, уклоняясь от необходимости сделать усилие для его изучения и понимания. Поэтому наша стратегия заключалась в поэтапном, от выставки к выставке, постепенному переходу на рельсы современного искусства. Если первая выставка была посвящена реалистическому искусству из частных коллекций, то уже на второй, наряду с традиционными для Узбекистана вещами, появились инсталляции, перформансы, видео-арт. Еще просветительская функция: мы понимали, что видео-арт вызывает у неподготовленного человека, незнакомого с различными сложившимися тенденциями, массу вопросов и противоречивых реакций. Зрителю довольно сложно не просто "прочитать" произведение видео-арта, понять его идейный и замысел, зрителю, но и отличить работы художников видео-арта от экспериментального и документального кино, от короткометражного фильма, рекламного ролика, видео-клипа или домашнего кино - Art house. Создавая выставку «Видео-Арт. Преодолевая недостоверность», мы поставили целью не только показать видео-арт художников Центральной Азии, некоторых стран СНГ, Англии, США, Франции, Ирана и так далее, но и познакомить зрителя с каких работ начинается точка отсчета истории видео-арт как художественного направления, то есть были показаны работы Нам Джун Пайка, Кейджа, Питера Кампуса, Р. Сьерра и Ш. Шолманн, Крис Бёрдена, Билла Виолы, Ширин Нешат. Помимо этого два раза в неделю галерея проводит встречи-лекции со зрителем.  

Бытуют довольно различные мнения о том какое место может заниматься современный куратор в художественной жизни. В Украине. Кстати, это достаточно слабое связующее звено. На слуху пожалуй разве Александр Соловьев и Михаил Рашковецкий  Почему так?


Знаете, мой бакинский друг художник и философ Теймур Дайми очень метко выразился: Художник, не утруждающий себя изучением истории и философии искусства, становится марионеткой в руках куратора, галериста, другого художника, который изучает всё это... Также и не обладающий знаниями, талантом и особым чутьём куратор становится заложником своих амбиций, что приводит к печальным последствиям - такой «куратор», скорее выглядит гослужащим, мелким чиновником Министерства Культуры или, в крайнем случае, торговцем картин в художественном салоне. Но куратор для меня - это  в первую очередь творческая личность, художник, привлекающий для своего проекта работы других художников. И художники должны знать, что для каждой вещи должно быть свое место. Выставляться нужно на той территории, на которой ты можешь реализовать свои амбиции, на которой куратор твой полноценный партнер, не только исследующий твоё творчество, но умело вписывающий его в определённый контекст. На такой территории ты соавтор проекта, ну а если уж пришел в чужой монастырь, то изволь играть по правилам монастыря. Значит необходимо иметь  свою арт-площадку и своего куратора. И зная, что ты идешь в контролируемую зону, в государственное учреждение, нужно быть осмотрительным и готовым к цензуре, к некой академической респектабельности, понимая что любое заигрывание с властью нужно оплачивать моральными и другими уступками, подавлением воли и потерей своей независимости. Вот Александр Соловьев и Михаил Рашковецкий умеют, даже на государственной институциальной основе, дать свободу маневра художнику, убедить его в том, что участие в их кураторский проектах есть определенный престиж для художника. Оттого, что сам кураторский проект является оригинальным, высокопрофессиональным и имеет все шансы быть успешным. Вообще, сильный, думающий куратор всегда является личностью редкой и оттого дефицитной, резко отличающийся от тех, случайных, поставленых властью на кураторскую должность. В таком случае неизбежны кураторский провалы в виде "сшивки", когда пытаются отринуть художественное, политическое, этическое, гражданское и уголовное, и "сшить» с друг другом совершенно не актуальные, аморфные вещи с помощью  подобия кураторского проекта и данной им власти, сотрудничеством с определёнными изданиями СМИ, избегая мнения художественного сообщества и не рассчитывая на общественный резонанс. В общем, быстро слепить из подручных средств очередное мероприятие и с глаз долой.

Возможно у нас кураторство умерло так и не родившись? Да, вы сотрудничаете с кураторами мирового уровня - Дэвид Эллиот, Чарльз Мервезер, Виктор Мизиано и многими другими. Для большинства украинских художников это практически невозможно. Почему так? Мы так малоинтересны им, или же просто не научились правильно коммуницировать с ними и доносить свои идеи?


Идеи должны быть адекватные времени, актуальными. Они должны быть настолько интересными, чтобы вызывать рефлексию у кураторов. Не только зарубежных. Но получается так, что попытки увязать художественные процессы с понятием «современное», например в искусстве Узбекистана, наталкиваются на понятие «бессобытийность», с той атмосферой, в которой царит сама невозможностью выделить и достоверно описать актуальное, характерное для данного исторического отрезка, уловить сигналы времени, критически осмыслить происходящее, связывая настоящее с прошлым и будущим. Другими словами, в «бессобытийности» время, как таковое, перестаёт существовать. С утерей точка опоры, отсчета, время застыло, намекая на не нужность стратегий, которые бы были нацелены как в прошлое, так и будущее, на само понятие «современное», подразумевающее движение вперёд, то есть идущее вместе во времени, порождающие актуальные дискурсы современности. Причин для этого много, и главным из них является локальная история становления страны на рельсы Независимости и связанная с этой историей изоляция художественных практик от глобальных процессов, происходящих в мировом интернациональном искусстве с широким географическим диапазоном. Изоляционизм, в том числе музейный, на фоне всеобщих связей означал только одно: навязчивое пребывание в историческом и интеллектуальном тупике, в безвременье и бессобытийности. Следует вспомнить о неповторимости, которая ускользает даже в момент её восприятия. Ускользание, растворение, потеря неповторимого без попытки осмыслить, остановить, зафиксировать неповторимое как событие, обозначает безвременье и бессобытийность. Те места, где отсутствуют события, мудрость обходит стороной, ибо там поселяется безразличие и скука, а вслед за ними кладбищенский покой, сказал бы Ходжа Насреддин. Но в искусстве Украины  ситуация иная. Сказывается близость Европы. Существуют различные институции современного искусства, Фонд Пинчука, разные группы художников, работающих в области современного искусства, из которых некоторые обрели довольно высокий статус на Западе, например Борис Михайлов и Сергей Братков, с которыми я пересекался на Первом фестивале современного искусства в Шар-городе, на Биеннале в Венеции стал функционировать павильон современного искусства Украины, украинские художники становятся постоянными участниками разных художественных форумов на Западе и в Америке. Есть то, чего у нас, в Узбекистане нет. Пока в нашей стране, как не парадоксально, я являюсь единственным художником, работы которого с постоянством представляют на Западе, единственным из Центральной Азии участником Документы 13 (к стати, синхронно выставившимся на 1 Биеннале в Киеве). Это очень плохо с той стороны, что до сих пор в Узбекистане не сформировался интерес к современному искусству. И еще: если мы зададим себе вопрос: связано ли экономическое неравенство с неравенством в художественных процессах? и как мы понимаем это неравенство?, то в первую очередь ответ будет связан с уровнем образования, с наличием современного искусства с его критическим опытом и активным действием как агента культурной и экономической модернизации, которое непосредственно связано с процессами либерализации рынка, в том числе и рынка искусства, также с модернизацией и расширением культурной инфраструктуры, в которой важное место занимает появление независимых, самоокупаемых институций и сети частных галерей. Еще с обществом, которое недостаточно развито для понимания критического опыта в индивидуальных художественных артикуляциях, с которым сталкивается на поле современного искусства, и в тоже время общество наполняется художественным пафосом при виде давно знакомого, узнаваемого, доходчивого, полюбившегося и простого в употреблении. Отсутствие современного искусства или мы встречаем его слабый пласт, также отсутствие расширенной культурной инфраструктурой с соответствующими музеями и с разного типа художественными институциями, - это сама по себе та ситуация, говорящая о экономическом и культурном неравенстве в сравнении со странами с развитой, модернизированной экономикой. Другими словами, мы имеем дело с собственной неспособностью творить историю, с неспособностью артикулировать связанные с нашей исторической деятельностью процессы, дать новый импульс развитию художественных языков и в целом искусства, в том числе и современного. А насчет сотрудничества с кураторами мирового уровня: они постоянно интересуются нашим регионом, проводят мониторинг, приезжают сами и по несколько дней проводят в мастерской, или узнают о новых работах художников из прессы. Для меня большая честь работать с такими выдающимися специалистами!  

arsenale

singapur

dishi

1 square metres

В процессе подготовки вопросов к данному интервью, нам попало ваше недавнее письмо которое вы адресуете галеристке «Zero Line». В этом письме, появившемся на Facebook, вы описываете метко и ярко ситуацию которая есть на сегодня в Узбекистане. Но если вчитаться, то о чем вы говорите Белле Сабировой в этом письме, совершенно соответствует и нашей украинской ситуации. Вы очень четко и вразумительно раскрываете причинно- следственные факторы которые преследуют художественное и около сообщества. Поясните нам наши ошибки. И это  даже не вопрос, а желание акцентировать, внимание на этом исключительно важном моменте.


Не может быть объективной оценки, тем более той ситуации в искусстве, в данном случае Украины, о которой я знаю лишь фрагментально, читая прессу в интернете. Но есть схожие моменты. Приблизительная картина происходящего формируется из описаний субъективистскими позициями высказавшихся по тому или иному поводу. Из разных мнений, порой противоположных, мы получаем неточную информацию, которую корректируют сравнением происходящего у Другого. Пустые выставочные залы могут говорить только об одном - пора комплексные однообразные, надоевшие, с просроченном сроком годности «завтраки и обеды» из местного художественного контента менять на здоровое разнообразное меню из свежих худпродуктов, полезных для социального организма общества. Не нужно превращать общество в команду броненосца "Потемкин", которая взбунтовалась из-за кормежки гнилой капустой. Зрителя тошнит от "художественной гнилой капусты" и он протестует единственной ему доступной формой - ногами и полным отсутствием рефлексии. Надо учесть, что не только художники Узбекистана, следуя в русле конформистских дискурсов, манифестируют присутствие стойкого консерватизма и отсутствие идейной перспективы перехода к современности. Эклектика этно-стиля, маркируемая консервативно-традиционалисткой наррацией спекулятивного реализма в создании вереницы произведений с конными портретами мифических богатырей, исторических персонажей-царей, баталий, цитированием средневековых церковных заповедей как средства обнаружения и возрождения традиционного, мифического, но не в столкновении в одном пространстве с сегодняшними реалиями, а как принципиальный уход от актуального проблематичного - основа сегодняшнего искусства в постсоветском пространстве. В условиях авторитарного режима, если говорить о искусстве Узбекистана, всё то, что даже бы намекало в работах художников на присутствие исследования проблемы труда, борьбы за гражданские права, социальной критики, было изгнано из индивидуальных художественных практик и территории искусства самими художниками, перераспределившими свои интересы в пользу коммерческого, шаблонного, нивелированного до состояния одинаковости. Главный враг фатального снижения зрительской рефлексии - это вторичность. Ощущение вторичности пронизывает «монолитность» не только нашего искусства. Но у нас это не та вторичность, характерная для постмодернистической стратегией апоприации-присвоения искусства. Мы говорим о вторичности как о проблеме, как о препятствии, мешающем определению новаторства, увязывая изобретенное другими, первичное. Рассматривая контексты в конкретных высказываниях, которыми наполняются вещи вторичные по форме и стилистическим признакам, можно понять, что речь идет скорее о попытках создания индивидуальных интерпретаций, «события», в рамках единого «идейного» направления «национального по-форме и национального по содержанию». Но здесь не стоит подразумевать событие как таковое, говорить о связанного с новизной явлении, а значит со стратегией модернизма, с характерным для авангарда, увязывая с прошлым, с последовательностью, с переходом от одного события, связанного с конкретным временем, жизнью и угасанием к другому, новому событию, от одной парадигмы к другой. Вторичность, - это еще навязывание в качестве «нового художественного события» бывшее в прошлом событие, апеллирование к логике калькирования и мимикрии под… с приспособлением имевших место стилистических приёмов в иное историческое пространство и измерение. Весь настрой нашего искусство пропитан «духом нарождающегося дикого капитализма» с его безжалостной эксплуатацией, в нашем случае отслеживанием и эксплуатацией вокабуляра художественных компиляционных приемов, завоевавших коммерческое нормативное признание у «новых буржуа». Установка социалистического реализма «Национальное по-форме и социалистическое по-содержанию» была заменена на «Национальное по-форме и национальное по содержанию». «Историческое национальное» стало базовой основой насаждения иного взгляда на собственную историю и национальную идентичность как исправление ошибок, допущенных историками, учеными и деятелями искусства прошлого. Не произошло радикального отрицания старых репрезентативный форм и изменения онтологии произведений искусства не только в связи с отсутствием проекта современного и концептуального искусства с его перформативными и интеллектуальными практиками, но была осуществлена корректировка в угоду линии текущего момента без ориентировки эстетического сознания на модерн, интернационализацию, осмысление современности. Не только искусству Узбекистана, с приобретением Независимости, не удалось вписаться в конкретную историческую актуальность и конструктивно её выразить в настоящем, расстаться с тем, что его породило. Более того, художники не ставят (пусть идеалистические) задачи изменить сознание людей, их взгляды, этику. Естественно и не несут личной ответственности за созданные ими банальные, шаблонные вещи коммерческого характера, лишённые созидательной энергии, самоидентификации и эстетических качеств, тем более общественно-политического измерения и значения. На сегодняшний день, изобразительное искусство на постсоветском пространстве (СНГ) - это отчужденный искусственный ландшафт, из которого тщательно выскабливают все признаки современности, в котором не возникает называемое духом эпохи особое напряжение, где невозможно отыскать настоящего и футуристическую нацеленность в будущее. 

emty postaments

emty     
 

Расскажите нам, что для вас Украина, и что связывает (у вас в жилах течет и украинская кровь), с кем сотрудничали и хотели бы реализовать какой- либо свой замысел у нас?


По линии матери Любовь Антоновны Андреевой в моем роду есть представители украинской нации. Прабабушка Прасковья Снежницкая жила под Полтавой. До недавнего времени там жила родная мамина сестра, моя тетушка Муза Антоновна Андреева.
Сотрудничал и продолжаю сотрудничать с киевским художником Олегом (Харч)Харченко - вместе работали над Временным . Монументом Героям Майдана  в Шаргороде удалось бок о бок работать с целой плеядой украинских художников, это Саша Гнилицкий, Саша Заяц, Никита Кадан, Максим Мамсиков, Борис Михайлов, Олег Тистол, Николай Маценко, Ксения Гнилицкая, Леся Хоменко, Жанна Кадырова, Владимир Кузнецов, Илья Чичкин, Маша Шубина, Сергей Братков.
Насчет замыслов … Мне предложили для поездки в качестве резидента выбрать три страны из десятка. Таковы были условия. Я выбрал три. Одна из них Украина. Может быть в августе встретимся в Киеве. Я буду очень рад!

Не смотря на ваш статус невыездного на родине, по территории стран бывшей империи вы все же можете перемещаться. Не кажется ли вам, что этим можно воспользоваться и предложить украинским кураторам и прочим  устроителям задуматься над вопросом организации собственно персонального и достойного вас по масштабам проекта?

С персональными у меня всякие интересные истории. Прошли выставки в Милане и в Нью-Йорке, но без меня, - с 2011 года я невыездной из страны. Органы не выдают выездную визу. В прошлом году должна была состояться выставка в Казахстане, куратором которой был бы Виктор Мизиано, но в январе я выставил в Берлине, на выставке «Балаган» инсталляцию «Клоуны-политики». Инсталляция похожая на ту, что выставлялась в Киеве на Биеннале, с разницей в том, что на псевдо-голливудской красной аллее на звездах были портрета политиков-клоунов, в том числе дочери президентов Узбекистана и Казахстана. Выставку в Алмате запретили.

dyshiu

 

Еще более трагикомичный случай произошел недавно в галерее города Ургенча, куда пришел офицер Службы Национальной Безопасности и приказал сжечь находящиеся в фондах галереи мои работы. Главная хранительница отказалась и за неповиновение ее уволили с работы. Так, что все неоднозначно. Но если найдется такая возможность, я только буду рад! Всего Вам доброго!

 

акварель
графика
декоративно-прикладное искусство
живопись
Искусство
музеи
народное искусство
современное искусство
Рейтинг +30
комментарии
ТОП Интервью
25/09

В преддверии аукциона "EDITIONS" АД "Золотое Сечение"  In-Art провел беседу с соучредителем АД "Золотое Сечение" Михаилом Василенко. Мое сегодняшнее желание пообщаться ...

06/09

Накануне выставки "Желтая симфония" грузинского художника Темо Свирели (1964 - 2014) , открытие которой состоится 10 сентября 2017 года в просранстве Мастер Класс (ул. Б. ...

Календарь
26/09

26 сентября 2017 г. в 19:00  Приглашаем на творческий вечер, посвященный жизни и искусству Энди Уорхола. Энди Уорхол - американский художник, продюсер, дизайнер, писатель, коллекционер, ...

26/09

GALLERY 83 представляє виставку молодої київської художниці  OMNIA VOIVAT «ПРИВІЛЕГІЯ ХАОСУ» У жовтні GALLERY 83 презентує персональний проект молодої київської художниці OMNIA ...

27/09

Міжнародний художній проект Art and Film Biennale Kyiv/Trading Illusions Україна-Німеччина За підтримки  Міністерства культури України,  Посольства України у Федеративній Республіці ...

ФОРМА ОБРАТНОЙ СВЯЗИ
Проверочный код *
Восстановить пароль
Для восстановления пароля введите адрес электронной почты, указанный Вами при регистрации. Вам будет отправлено письмо с дальнейшими рекомендациями.
Если у Вас возникли вопросы, свяжитесь с нами по телефону: 044-331-51-21
Авторизация
Регистрация
* Обязательно для регистрации на ресурсе
** Обязательно для выставления лотов
Пароль должен иметь длину не менее шести знаков; содержать комбинацию как минимум из трех указанных ниже знаков: прописные буквы, строчные буквы, цифры, знаки препинания; не должен содержать имени пользователя или экранного имени.
Проверочный код
правила ресурса *
условия аукциона **