Наверх
Меню
Меню
Интервью
10/05
Дана Пинчевская. Беседа из серии «Разговоры в мастерских»
Изображение сделано 10.05.20 в 21.49 (4).jpg
Изображение сделано 10.05.20 в 21.49 (4).jpg

Дана Пинчевская. Беседа из серии «Разговоры в мастерских»

Беседа из серии «Разговоры в мастерских». 

Сегодня мои собеседники — известные художники-керамисты, члены секции декоративно-прикладного искусства Союза художников Украины, Марко и Сергей Галенко. 

Д. П.: Сейчас принято с особенным уважением относиться к людям, обладающим определенным опытом в институализации культурных процессов; в создании организаций, структурирующих человеческое бытие. Для художников это неотъемлемая составляющая культурного процесса. На Вашем счету создание минимум 2-х галерей, — это были «Гончары» и «Грифон». Вы могли бы рассказать о них подробнее? 

 

Марко Галенко: Прошло более 30 лет с того момента, когда я впервые прикоснулся к глине, ощутил ее тепло и нежность. За это время я многократно участвовал в создании нескольких арт-предприятий и галерей. Принимал участие более чем в 50 выставках, симпозиумах и пленэрах. Выполнил массу творческих работ, а также огромное количество заказов: от парковых скульптур, фонтанов, монументальных панно до станковых скульптур, мелкой пластики, медалей и сувениров. 

«Гончары» на Андреевском спуске были фактически ровесниками Независимости. Тогда шли строительства кооперативов, была какая-то свобода в плане экономического развития, были льготы на частный бизнес — начиная с 1990-го лет пятнадцать просуществовало творческое объединение «Гончары». Точное время я не помню, нужно поднять бумаги. Я пришел туда в 1998 году, — к другу, чтобы попробовать работать с глиной; проще сказать — полепить. До этого я работал художником в Главном управлении «Киевпроект» и подрабатывал в различных издательствах. Закончив художественно-графический факультет Одесского педагогического института, преподавал в средней школе черчение и изобразительное искусство. 

В «Гончарах» я познакомился с великолепными мастерами: Андреем Ильинским, Михаилом Головко, Ириной Норец и многими другими. Активно включившись в работу, я стал одним из соучредителей «Гончаров». Это было прекрасное время для обучения ремеслу, реализации творческих замыслов, участия в первых выставках; тогда состоялась первая моя поездка с выставкой в Чехословакию. Все происходило легко, весело, интересно; с азартом. 

В 1990-м году вместе с друзьями и единомышленниками мы создали художественное предприятие «Грифон», построили неплохую производственную базу, открыли галерею на улице Костельной, 6. Но все хорошее когда-нибудь заканчивается. У «Гончаров» отобрали помещение на Андреевском спуске, 10; у нас отобрали галерею «Грифон», штрафами и налогами сделали дальнейшую работу практически нерентабельной. И начался новый этап: это были выставки в Союзе художников. У меня появилось больше времени для творчества, самосовершенствования и самовыражения. 

Д. П.: Искусствоведение длительное время сталкивалось с похоже проблемой: если ты не работаешь в музее, галерее, НИИ или издании, то ты, находясь в системе фриланс и не желая прощаться с любимой профессией, рискуешь, условно говоря, умереть от голода. В таком случае аспирантов кормила аспирантура — или зарубежные гранты, рассчитанные на специалистов в области теории и истории искусства. Нас окружает огромное количество дипломов — их тут не меньше 50-ти. Есть ли среди них дипломы со стажировок? Существует ли система грантов для профессиональных керамистов? 

Марко Галенко: Дипломы здесь разные. В частности, я лауреат Премии прикладного искусства им. Сергея Колоса. Тут много дипломов за участие в знаковых выставках, плюс наградные листы от Министерства культуры и Союза художников, сертификаты, благодарности и многое другое. 

Д. П.: И, вероятно, за некоторые графические проекты, — я помню, что Вы, например, разработали символ Печерского района г. Киева. 

Марко Галенко: Около 20 лет назад был объявлен конкурс на создание герба Печерского района, и я в этом конкурсе победил. И теперь рад, что Нестор Летописец в моем исполнении является символом ведущего района Киева. Бронзовый герб на здании Печерского исполкома мы выполнили вместе с известным скульптором Леонидом Богинским.

Кстати о работе в бронзе: я также автор мемориальной доски политическому деятелю  Вячеславу Липинскому на Желтом корпусе Университета; двух мемориальных досок, посвященных гетьману Скоропадскому. Также в моем пассиве — метровая скульптура гетьмана Мазепы, множество анималистических скульптур. 

Не так давно мы вместе с сыном Сергеем и невесткой Дашей выполнили около двадцати бронзовых миниатюр для города в рамках проекта «Шукай!», куратор которого — Юлия Бевзенко.

Д.П.: Сергей, а как часто ты ездил на стипендии за границу? 

Сергей Галенко: Трижды. Это были китайские стажировки для профессиональных керамистов. 

Д.П.: А вы, Марко? 

Марко Галенко: Еще до симпозиумов в Китае во Франции на конкурсе гончарства, скульптуры и керамики я получил первую премию за скульптуру «Арлекин». Еще с «Гончарами» были выставки в Чехословакии: в Праге, Кутна-Горе, Пршибраме. Была выставка в польском Ольштыне. Я участвовал во многих симпозиумах в Опошне, Белозерке, Славянске; в Одессе; в Санкт-Петербургской программе «Керамические массы Донбасса — детям-сиротам». Работал в Святогорске, Одессе и Ворохте. Выставки Союза художников, в которых я участвовал, проходили за рубежом и во множестве городов Украины.

Нельзя без благодарности вспомнить Национальный музей декоративно-прикладного искусства в Лавре, где состоялись две мои персональные выставки, — теперь мои работы находятся в постоянной экспозиции этого музея.

Д.П.: Сергей, расскажи, пожалуйста, в каком городе, в какой провинции проводились эти стипендии? Как долго они длились? Какие условия предоставляли художникам? 

Сергей Галенко: Я дважды (в первый раз — с отцом, после — сам) работал в городе Чаньчунь провинции Цзилинь. А в третий раз ездил на симпозиум на острове Хайнань. 

Д.П.: Каждому предоставляли свою мастерскую? Расходные материалы в нужном количестве, — и оставляли вас в покое, да?

Сергей Галенко: Отдельные мастерские были не у всех. Там был общий зал, где стояли 3-4 огромных 2-метровых стола. Работали по два человека за одним таким столом. Материал (глина, ангобы, глазури), стеки и печи предоставляла приглашающая сторона. Если у тебя какая-то специфическая техника, для которой нужны особые материалы, ты можешь их привезти с собой из дому и там использовать. Обычно такая стажировка длится две недели. 

Д.П.: За это время ты успеваешь приехать, продумать свой проект, воплотить и обжечь его — и уехать? 

Марко Галенко: Они берут работы, которые мы присылаем им в качестве участников. То есть они выбирают не художника, а его произведение. И уже потом приглашают художника, чтобы он слепил именно ту работу, которая им понравилась. То есть там ты не творишь, а просто повторяешь свою работу. Конечно, допускаются элементы интерпретаций, и, закончив главную, можно сделать другие творческие работы. После выполнения основных работ ты вправе проявить свою фантазию и создать абсолютно новые работы. Или повторить с изменениями незаявленные работы.

Сергей Галенко: Или другой вариант: если эта работа, которая им понравилась, еще у тебя, ты можешь привезти ее с собой. Обычно 1 или 2 работы мы привозим с собой, а третью делаем на месте.

Марко Галенко: И так проще: во-первых, сложно большое количество художников «прогнать» через печи, со всеми полагающимися обжигами, глазуровкой и сушкой. Плохо, когда люди начинают толкаться в очереди в духе «кто первый печь займет». И остается время на экскурсии, музеи, походы, магазины, выставки и т. д.

Д. П.: Древнейшая цивилизация, которая первой в мире научилась обращаться с фарфором. В музеях есть на что посмотреть, конечно. А незнание языка не мешает? 

Марко Галенко: Нет, ведь есть переводчик. Правда, в некоторых музеях этикетки указывают не год/век, а ту или иную династию. С этим сложнее, — мы ведь их не знаем, это совсем другое летосчисление.

Д.П.: При этом китайцы заботятся о том, чтобы у вас были какие-то карманные деньги, и хорошо относятся к тому, чтобы вы лучше узнавали их культуру? 

Сергей Галенко: Да, есть обязательная программа. И часто бывает так, что они тратят на это очень много времени — и тебе не хватает времени для того, чтобы досушить работу и все успеть вовремя. Мы в последней поездке даже намекали организаторам, — мы так часто ездим по этим ресторанам и музеям, что мы просто не успеваем сделать работу. Они говорят, — да, но у нас есть расписание, есть программа; поехали в ресторан! В конце концов начинается борьба за печи: кто и когда будет обжигать свои работы. Я пару раз не ходил на обеды — там так часто употребляют пищу, что мне больше хотелось вместо этого поработать. У них культ еды какой-то: обязательно в 8.00, в 13.00 — и ужин. Все по расписанию. 

Д. П.: Марко, над чем Вам интереснее работать, — преподавать керамику детям, делать маленькие фигурки, которые я ужасно люблю в вашем исполнении, — или создавать большую садовую скульптуру? 

Марко Галенко: Все равно что ответить, кого ты больше любишь, — папу или маму. Это не пересекающиеся две стези, и обе наполняют энергией и опытом. Дети ведь маленькие, энергичные, живые, и они не только отбирают энергию, но и делятся ею. Ты с ними общаешься, иногда покрикиваешь на них, что-то им рассказываешь, пытаешься им что-то донести. Моя задача — научить их думать и созидать, т. е. делать вещи, которые сегодня исключены из школьных программ. Я хочу, чтобы они сами научились что-то делать своими руками. Задания предполагают создание творческой работы; нет никаких повторов, не надо друг у друга ничего срисовывать. Пусть будет неидеально, — хорошо. Девочка 2-го класса на последнем занятии что-то долго лепила, — а нашей темой были домики. В широком смысле: от ракушечки — домика для улитки, до хижин, замков и дворцов; форму, в которой вам хочется жить. У этой девочки в конце концов все развалилось. Я рассказал ей, какая она умница, что она делала очень интересную работу, — я все видел, как она работала, — ну, просто пока не до конца владеет технологиями, и все. В результате она не так сильно огорчилась, как могла бы. 

А вот первоклассников я, как правило, не беру — с ними очень тяжело, они именно физиологически не готовы к таким урокам. Индивидуально с ними и даже с дошкольниками работать можно, — они иногда потрясающие вещи делают. А вот с группой первоклашек по 15 человек ничего не выйдет. Первый класс нужен для адаптации, для вхождения в социальную вреду; а со второго класса они уже могут думать и выбирать то, что им нравится. На мой взгляд, где-то в 8 лет у них появляется трехмерное мышление. Были случаи, когда дети приходили в слезах: «Я не хочу, а мама сказала — надо». Что ты скажешь такому ребенку и такой маме? И потом, родители сейчас пытаются максимально загрузить детей всеми кружками сразу. Они чудовищно перегружают детей. Но это — мое субъективное мнение.

Д. П.: Сергей, а ты преподаешь? Или тебе не хочется никого учить? Или твоя жена, Даша, — тоже прекрасный керамист? 

Сергей Галенко: Нет. Мы с женой охотно работаем в мастерской, где нам никто не мешает. 

Д.П.: Стипендии, о которых мы говорили выше, — важное место занимают в твоем восприятии искусства? 

Сергей Галенко: Конечно. Заработок тоже важен, но это в поездках не главное. Мне очень нравится атмосфера, в которой мы работаем. Чувствуешь себя как на курорте, в отпуске. Никаких звонков, никаких соцсетей — потому что там не работают фейсбук, инстаграм и прочее. В Китае эти сети заблокированы. Через какие-то платные программы VPN это можно обойти, конечно. Но у них такая система управления: места для соцсетей в ней нет. Есть местная система, которая объединяет и инстаграм, и платежные системы — все сразу; это одна глобальная сеть на весь Китай. Там стабильно работают только Вайбер и Скайп. Если приходит какое-то сообщение в фб, его можно увидеть — но зайти и ответить невозможно. Мне понравилась спокойная атмосфера — у тебя есть материал, твое рабочее место, ты делаешь то, что хочешь, и тебя никто не беспокоит. Никаких стрессовых ситуаций. А тут — начинается прямо в аэропорту. 

Д. П.: А ты не хотел повторить папин опыт и сделать специализированную галерею для керамистов? Или папа намучился, а ты посмотрел на его опыт — и все понял? 

Сергей Галенко: Нет, не хотел. Я не люблю заниматься организационными вопросами, собирать людей, что-то там открывать. И Даша не любит. Были бы заказы, над которыми можно работать в спокойном режиме. 

Д. П.: За это я и люблю керамику — она дает тебе ощущение приватности, того, что личное пространство до сих пор существует. А какие у вас отношения с галеристкой «Це-Глина», Олесей Дворак-Галик? У нее ведь чуть ли не единственная галерея для керамистов во всей Украине.

Марко Галенко: Галерея «ЦеГлина» и ее учредитель, Олеся Дворак-Галик, привнесла свежую волну в развитие и пропаганду искусства керамики. Это единственная специализированная общедоступная, публичная галерея керамики не только в Киеве, но и во всей Украине. Мы с удовольствием поддерживаем ее, принимая участие в выставках и акциях. Кроме выставок, там проводятся лекции, творческие встречи и другие интересные мероприятия. 

Это прекрасный зал с замечательным экспозиционным оборудованием. Дай Бог, чтобы хватило сил и энтузиазма продолжать это прекрасное дело — популяризацию украинской керамики.

Д.П.: Марко, какие у Вас отношения с секцией декоративно-прикладного искусства Союза художников? И еще: мне кажется, или все выставки прикладников СХ, как правило, организовываете именно Вы? 

Марко Галенко: Я вхожу в состав творческого совета этой секции. Нас там человек десять. Мы рассматриваем работы тех, кто хочет поступить в нашу секцию, — кого-то отсеиваем, кого-то рекомендуем. Я курирую Триеннале керамики, — эта выставка в 2020 г. была запланирована на конец апреля, в зале Домах художников на Львовской площади. Но, в связи с карантином, ее, видимо, перенесут на осень. 

Д. П.: Марко, Сергей, большое спасибо! Всего хорошего! 

Беседовала Дана Пинчевская, 

искусствовед

комментарии
ТОП Интервью
23/05

Інтерв’ю з Андрієм Котлярчуком з приводу виходу альбому арт-проекту «Добровольці. Доба героїв» Тисячі кілометрів пригод уздовж лінії зіткнення з камерою. За спиною кумедні, шалені ...

17/09

Митці Микола та Марина Соколови.  Інтервюер: Дана Пінчевська   Д. П.: Вітаю вас з майстерні відомих київських митців, — художника Миколи Соколова та його дружини, Марини.  М. ...

Календарь
30/05

Art People. Space приглашает прослушать онлайн-лекцию, посвященную творческому и любовному союзу известных скульпторов - Огюста Родена и Камиллы Клодель. «Мир будет счастлив только ...

04/06

ЦСМ «Білий Світ» відкриває першу виставку після карантину. З 4 по 23 червня в галереї діятиме виставка графічних та живописних робіт Володимира Подлевського. Відкриття відбудеться протягом ...

04/06

Art People. Space приглашает прослушать лекцию «Футуризм. Кубофутуризм в Украине». «Футуризм. Кубофутуризм в Украине» - седьмая лекция Базового курса по истории ...

ФОРМА ОБРАТНОЙ СВЯЗИ
Проверочный код *
Восстановить пароль
Для восстановления пароля введите адрес электронной почты, указанный Вами при регистрации. Вам будет отправлено письмо с дальнейшими рекомендациями.
Если у Вас возникли вопросы, свяжитесь с нами по телефону: 044-331-51-21
Авторизация
Регистрация
* Обязательно для регистрации на ресурсе
** Обязательно для выставления лотов
Пароль должен иметь длину не менее шести знаков; содержать комбинацию как минимум из трех указанных ниже знаков: прописные буквы, строчные буквы, цифры, знаки препинания; не должен содержать имени пользователя или экранного имени.
Проверочный код
правила ресурса *
условия аукциона **