Наверх
Меню
Меню
Статья
17/09
Миргородская художественно-промышленная школа им. Н.В.Гоголя
Илл.1..jpg
Илл.1..jpg

Миргородская художественно-промышленная школа им. Н.В.Гоголя

Миргородская художественно-промышленная школа имени Н. В. Гоголя

Браиловский Георгий Эдуардович, г. Киев, Украина

Статья опубликована в журнале "Среди колекционеров", №2(7), 2012г. Издатель - Сергей Насонов.

Есть в истории культуры каждого народа имена не столько незаслуженно забытые, сколько малоизвестные широкой публике. Полторы-две странички к столетнему юбилею, несколько упоминаний об учебном заведении в биографиях скульпторов и художников - выпускников: «закончил Миргородский керамический техникум в таком-то году» – вот и всё, чем может похвастаться одно из самых знаменитых училищ царской России – Миргородская художественно-промышленная школа имени Н. В. Гоголя (МХПШ). Ни один исследователь, занимающийся изучением керамики как одного из видов декоративно прикладного искусства России, не обходит своим вниманием работу этого учебного заведения, включая его в длинный перечень академических институций типа Строгановки, училища Штиглица или частных мастерских, таких как Абрамцево. К сожалению, упомянуть, но не изучить, не попытаться понять, в чём феномен изначально простой земской школы, завоевавшей сначала всероссийское признание, а чуть позже – и заслуженное международное, такой подход давно требует коренного пересмотра. Данная статья ни в коей мере не претендует на всесторонний и полный анализ системы обучения и производства в стенах школы, это работа другого масштаба и объёма. Наша задача – понять причины успеха Школы имени Гоголя, как это, в общем-то, рядовое учебное заведение в масштабах Российской Империи оставило столь заметный след в развитии российской культуры, став при этом частицей общемировой.

Императорское русское техническое общество по итогам Международной учебно-промышленной выставки присудило Миргородской художественно-промышленной школе Золотую медаль за коллекцию художестенной и промышленной керамики 8 октября 1912г.

Решить данную задачу возможно только на основе комплексного подхода, проанализировав условия, в которых зарождалась школа, те задачи, которые были перед ней поставлены, методы обучения и воспитания, взятые на вооружение педагогическим составом школы. И, конечно, педагоги, мастера – их личности, мировоззрение, взгляды на жизнь и на искусство, произведения искусства, созданные учениками под их руководством. Справедливости ради нужно заметить, что те материалы, которыми располагают российские исследователи – один-два случайных предмета в экспозициях музеев, совершенно отрывочные архивные данные, только и позволяют, что вскользь упомянуть Миргородскую школу в числе прочих. Естественным образом, после обретения Украиной государственной независимости внимание украинских исследователей и учёных было обращено к истории собственной культуры. В вышедшем недавно фундаментальном труде[1] известной ученой О. В. Школьной значительное место отведено изучению деятельности Миргородского керамического техникума, а также Миргородской школы в начале XX века, её влиянию на развитие украинской и, в целом, всероссийской фарфоро-фаянсовой промышленности. Традиционная для этой исследовательницы системная работа с архивами, фотодокументами, государственными и частными коллекциями позволила приоткрыть ранее неизвестные страницы из истории Миргородской школы. Одно из небольших, но системных исследований было осуществлено в работе О. Белько.[2] Автор глубоко и всесторонне изучил архивные данные Полтавской земской управы в той части, которая относится к деятельности школы, что позволило едва ли не впервые в полной мере оценить уровень организации учебного процесса в ней. Большой фактический материал собран и обработан известным полтавским искусствоведом Виталием Ханко, к сожалению, в силу субъективных и объективных причин, этот труд ещё ждёт часа своего опубликования. Материалы этих исследований позволяют сегодня по-новому оценить такое незаурядное явление в культурной жизни Российской Империи, как деятельность Миргородской художественно-промышленной школы.

                 

Комитет по устройству состоявшейся под августейшим покровительством Ея Императорского Высочества Великой княгини  Елисаветы Маврикиевны Международной выставки керамических изделий постановил вручить Миргородской Художественно-промышленной Школе Золотую медаль.

Время создания школы счастливым образом совпало с периодом повышенного интереса в обществе и среде художников к керамике как наиболее демократичному общедоступному материалу для воплощения своих творческих замыслов. Движение искусства и ремёсел, зародившееся в Англии в середине XIX века, традиционно считают тем импульсом, который дал толчок к возрождению иногда совсем уже забытых народных промыслов, традиций, ремёсел, сформировал новое мировоззрение относительно их места в контексте развития мировой культуры. Если в части практических результатов основоположникам движения Моррисону и Рескину не удалось достичь сколько-нибудь существенных результатов, то в идеологическом плане их замыслы были положительно восприняты всем европейским культурным сообществом. Общеевропейские тенденции, с одной стороны, с другой – мощная волна возродившего интереса к собственной культуре, этническим традициям в народном творчестве – такова была атмосфера в обществе, когда было принято решение о создании Миргородской школы.

Огромный интерес передовой части общества к национальному художественному творчеству, его истокам и традициям привёл к желанию, прежде всего, это понять, изучить, а поняв, – вписать в контекст современного искусства, возродить и сохранить. Закономерным стало открытие специализированных учебных заведений и развитие традиционных народных промыслов при поддержке органов власти различного уровня. Важное значение в деле сохранения национального культурного наследия имела деятельность местных земских управ, осуществлявших, в том числе, и финансирование основанных ими учебных заведений.[3] Господствовавшая в советскую эпоху отрицательная оценка системы образования в царской России привела к тому, что усилия, предпринимаемые местными и общегосударственными структурами в этом направлении, оказались не заслуженно забытыми.

Диплом от Министерства Финансов за участие вне конкурса  в Международной строительно-художественной выставке в Санкт-Петербурге в 1908-м году

Исторически сложилось так, что в Полтавском крае все виды народного творчества были широко представлены и развивались, однако гончарство занимало среди них особое место. Обильные залежи красных глин, пригодных для создания керамики, большое количество мастерских, местные кадры и заботливо поддерживаемые кустарями традиции, знания, передаваемые от отца к сыну – всё это создавало фундамент для образования регионального центра по изучению и производству керамических изделий. При поддержке и по решению Полтавского губернского земства в Миргороде 1 ноября 1896 года [4] была основа на художественно-промышленная школа им. Н. В. Гоголя.

Содержалось заведение на деньги губернского земства и Министерства финансов, [5] позже – с помощью Министерства торговли и промышленности, учебный отдел которого осуществлял непосредственное руководство данным заведением. Целью создания школы, как писали в «Полтавских губернских ведомостях», была подготовка молодых кадров для развивающейся местной промышленности, скульпторов и художников, специализирующихся на производстве гончарных, терракотовых, майоликовых, фаянсовых и фарфоровых изделий, создании востребованной в то время архитектурной керамики, а также распространение технических и художественных знаний среди кустарей Полтавской губернии.

Дар школе от Императорского фарфорового завода. "Прометей" 1905г. Ск. М. Блистанов (по модели Пименова)

Первоначально организованная для решения задач губернского уровня, школа со временем приобрела всероссийскую и даже международную славу. Учебное заведение с самого начала принимало самое активное участие в выставках разного уровня, где демонстрировало технические новинки, работы учеников и представляло общественности саму систему преподавания в школе. Так, в 1900 году, спустя всего четыре года после своего открытия, на Международной художественно-промышленной выставке керамических изделий в Санкт-Петербурге выставочный комитет под покровительством Её Императорского Высочества Великой Княгини Елисаветы Маврикиевны наградил школу медалью за представленные образцы технической керамики, майоликовые изделия и разработанные при этом керамические краски. Главное управление землеустройства и земледелия по итогам участия во Всероссийской кустарной выставке 1907-1908 гг. отметило «гоголевский» коллектив малой серебряной медалью (за хорошую постановку дела и прекрасное качество глазури).

В том же 1908 году Министерство финансов наградило школу дипломом за участие вне конкурса в Международной строительно-художественной выставке, проходившей в С.-Петербурге. И, наконец, в 1912 году Императорское русское техническое общество, по представлению экспертной комиссии Международной учебно-промышленной выставки «Устройство и оборудование школы», проходившей в Санкт-Петербурге, наградило школу золотой медалью за коллекцию образцов строительной и художественной керамики.

Император Николай II лично покро-вительствовал Миргородской школе.

                                   

                 "Пастушок" Императорский фарфоровый завод. 1861г. Скульптор М. Блистанов

В 1908 году, находясь в Миргороде в связи с 200-летием Полтавской битвы, он посетил учебное заведение и, ознакомившись с постановкой дела, преподавательским составом и достигнутыми результатами, был приятно удивлён всем увиденным. Впоследствии им были присланы с Императорского фарфорового завода в качестве наглядного пособия копии фарфоровых скульптур, исполненных в бисквите. Они и поныне бережно хранятся в музее техникума. Тем самым Император Всероссийский признал и подчеркнул исключительные достижения Миргородского учреждения – ни в одну другую школу Российской Империи, созданную для сохранения местных гончарных промыслов, таких дорогих учебных пособий больше не присылали.

              

                  "Слушая шёпот моря... " Императорский фарфоровый завод. 1905г.

Причин столь невероятного всероссийского успеха было несколько. Прежде всего, это изначально правильно организованный учебный процесс и замечательный состав преподавателей. В школе преподавали общеобразовательные и специальные дисциплины: рисование, техническое рисование, черчение и гравирование, композицию, лепку и формовку изделий, читали курсы по истории искусства, декоративной скульптуре (преимущество отдавалось майолике и керамическим статуэткам). Всем ученикам на протяжении пяти лет бесплатно выдавали учебные пособия, принадлежности и бумага для рисования и черчения, акварельные краски, карандаши, тушь, стальные перья и т.д. [6] Специально для уроков лепки и рисования в школьной оранжерее выращивались цветы и был заведен террариум. [7] Таким образом, в школе готовили не простых копиистов, а самостоятельных художников, способных создавать собственные живописные и графические произведения. Кто знает, если бы сегодня ученикам выдавали бесплатно бумагу, краски и учебники, а в террариуме не замерзали от холода ящерицы – мы бы имели совсем другое состояние современного искусства…

Обучались в заведении как юноши, так и девушки, независимо от вероисповедания и имущественного положения, все – бесплатно. [8] Ученики, которые проходили полный курс обучения (он составлял 5 лет) и успешно сдавали экзамены по общеобразовательным и художественным дисциплинам, получали на художественном отделении звание учёного рисовальщика, а на строительном – мастера по гончарному производству. Государство заботилось о своих лучших учениках: те из них, кто заканчивали оба отделения, имели льготы по части воинской обязанности. [9]

В значительной мере творческому и профессиональному росту наиболее одарённых учеников способствовал личностно-ориентированный подход, применяемый к каждому из воспитанников. Менее способных переводили в разряд практикантов, и они не получали по окончании школы свидетельства об образовании, [10] зато полученные знания они могли с успехом применить в деле. В школе изучались способы приготовления различных полив, нанесения их на изделия и обжиг; учили готовить массы, которые не давали цэка на поверхности, а также проводили эксперименты с тогдашним новшеством - кристаллическими глазурями. Со временем брались за изготовление металлизированных люстр. [11] Ученики, которые демонстрировали соответствующие способности, также продолжали учиться с учётом их собственных предпочтений. Разделение по группам на специальности происходило после второго года обучения. Значительную роль в учебно-воспитательном процессе играла печная мастерская, в которой ученики применяли на практике теоретические знания, полученные на занятиях по строительству и технологии производства печей. Помимо обеспечения полным довольствием, лучшие ученики школы получали 30 стипендий (60 полустипендий) в размере 120 рублей. Лучшим подтверждением всероссийского значения и признания статуса школы служило назначение двух стипендий Дома Романовых по 120 руб., три - имени Николая Гоголя и две стипендии имени Петра Столыпина – тоже по 120 рублей. [12]

Декоративное блюдо. Завод С.И.Масленникова в д.Чернятка тверской губ. 1880-е. Фаянс, цветные поливы.

Первым директором школы стал быв-ший владелец собственного предприятия С. И. Маслеников. Его завод с 1879 г. находился в д. Чернятке Вышневолоцкого уезда Тверской губернии. С 1880 г. здесь производили майолику. В обзоре Всероссийской художественно-промышленной выставки 1882 г. в Москве отмечалось, что «произведения Масленикова по прочности массы, блеску поливы и свежести красок являются богатым приобретением для русского искусства». С. И. Маслеников набирал мастеров на месте, они проходили обучение рисованию и компоновке оригинальных декоров у самого Масленикова, скульптурную мастерскую возглавлял архитектор Н. В. Анненский. При заводе была создана художественно-промышленная школа, учениками которой были 40 человек.

В 1889 г. завод сгорел. Изделия с вдавленной в тесто маркой «С Масленикова» изредка попадаются на антикварном рынке и поражают любителей искусства своей фантазийностью: здесь и причудливый цветочный орнамент, силуэты диковинных птиц и рыб и общая атмосфера праздника и русской сказки, – такое не оставляет равнодушным никого. По сообщению Т. И. Дулькиной, среди заказных произведений завода известны: керамика для часовни на Никольской улице в Москве, коронационные кружки при восшествии на престол императора Александра III, выпускались также подносные «хлебосольные» блюда. В частном собрании хранится декоративная тарелка с цветными поливами и рельефным декором по борту, получившая название «Виноградная лоза» (д. – 22 см); в московской коллекции, среди изделий кузнецовских предприятий, обнаружено кашпо работы Масленикова с изображением сатиров.

После пожара на своём заводе Маслеников не смог возобновить его деятельность. Некоторое время он был у М. С. Кузнецова работником по найму, после чего с удовольствием принял предложение возглавить вновь создаваемую Миргородскую художественно-промышленную школу. Большой опыт производственной и педагогической деятельности позволил С. И. Масленикову успешно ею управлять. Таким образом, волей случая лишившись собственного дела, Маслеников на новом месте сумел заложить основы одного из лучших учебных заведений царской России.

        

             Русская посльская православная Свято-Троицкая церковь в Буэнос-Айросе

По сообщению А. В. Селиванова, в 1900 г. в школе обучалось 157 учеников. Во время практики ученики не только использовали свои знания в профессиональном деле, но и выполняли работы, в первую очередь, по заказу местного земства, из бюджета которого школа получала свое финансирование. Так, для административного здания земства во время практических занятий было изготовлено 180 тысяч глиняных плиток, покрытых поливами зелёного и бирюзового цветов, хранящиеся ныне в вестибюле Полтавского краеведческого музея. [13]  Для Лубенского уездного земства было выполнено 13 фризов,14 а для здания больницы – 21 декоративный фриз.[15]

Внутрення отделка церкви в Буэнос-Айросе

Сохранились воспоминания скульптора И. С. Ефимова о постановке дела в Миргородской школе, опубликованные в сборнике «Художники об искусстве керамики»: «…Первую майолику я сделал, кажется, в 1902 году в Миргородской керамической школе, блестяще поставленной С. И. Маслениковым, к которому я и ездил. В этой школе в сказочно – удобных условиях я сделал голову льва анфас, на фоне подглазурного кобальта, сантиметров в сорок. Она осталась в семье Масленикова. Потом ряд майолик сделал в Абрамцево».

Получение заказов за пределами Полтавского земства связано, прежде всего, с именем петербургского епархиального архитектора; ныне незаслуженно забытого, Николая Никитича Никонова (1849-1918). И здесь тоже сыграл свою роль случай.

Интерьер церкви в Буэнос-Айросе

Посещение Никоновым Полтавы было связано с осмотром церкви на поле знаменитой баталии петровского времени и памятника на Шведской могиле с целью приведения в надлежащий вид. В дальнейшем он будет неоднократно бывать в тех местах, выполнит проект памятника на могиле воинов, павших в Полтавской битве (1894 г.), а также проект иконостаса для Сампсониевской церкви на поле Полтавской битвы (1895-1896 гг.) и др. [16] Судя по времени визитов, во время этих поездок завязались тесные творческие и деловые контакты с директором школы Маслениковым, знакомство с творческими достижениями и производственной базой Миргородской школы. Достижения как раз оказались неслучайными и между Маслениковым и Никоновым установились тесные творческие отношения, результатом которых стали шедевры, несомненно, мировой культуры.

                

                    Интерьер Церкви в Буэнос-Айросе

С 1898 года началось изготовление майоликового иконостаса для посольской церкви в г. Буэнос-Айрес (Аргентина), а с 1900 года аналогичного для Успенского собора в г. Миргород – местные власти были поражены той красотой, которая создавалась полтавскими детьми в стенах подведомственного им учебного заведения, и заказали точно такой же иконостас для местной церкви Храма Успения Богородицы (с 1964 года части иконостаса хранятся в Миргородском керамическом техникуме).

Фрагмент иконостаса свято-Успенского храма Прсвятой Богородицы г.Миргорода. Хранится в Миргородском керамическом техникуме

В своём творчестве Никонов опирался на историческое наследие и творческие приёмы народного зодчества, особенно –  в декоративном оформлении. Последователем этого направления, получившего название «русский стиль», был архитектор И. А. Монигетти, помощником которого одно время работал архитектор Никонов. Творчество Н. Н. Никонова также развивалось в русле этого стиля. Он часто использовал в качестве прототипов памятники русского зодчества московской и ярославской архитектуры XVI-XVII веков. Но в этот момент существенное влияние на его творчество оказали и византийские формы, послужившие, в своё время, каноническим источником для сооружений древнерусской архитектуры.

  

Доходный дом по проекту архитектора Н.Н.Никонова по адресу ул.Колокольная, д.11. (г.Санкт-Петербург)

Н. Н. Никонов строил в С.-Петербурге много жилых зданий, в частности, доходный дом на ул. Колокольной, 11, но наибольшую известность епархиальному архитектору принесло строительство Храма Покрова Пресвятой Богородицы на ул. Боровой. Если в случае жилого дома национальный декор оставался лишь «оболочкой» сооружения, не связанной органически с их целесообразной структурой, то, в противоположность гражданской архитектуре, такого рода «органичность» сумело  продемонстрировать  культовое здание, возводившееся в формах «русского стиля». Владельцем пятиэтажного дома на Колокольной, декорированного характерной обнажённой кирпичной кладкой, кокошниками, шатровыми завершениями и многочисленными изразцами, был сам архитектор.

Фрагмент отделки входной группы дома по ул. Колокольной

Для нас же интересен тот факт, что в сложносочинённой отделке фасадов петербургских зданий, построенных Никоновым,  использовалась  майоликовая облицовка и декоративные элементы, созданные по его заказу в Миргородской школе. Сравнение художественных приёмов и композиционных решений, применявшихся на изделиях, вышедших из собственного производства Масленикова, и, например, одной из деталей убранства церкви Покрова Пресвятой Богородицы на Боровой, ныне хранящейся в частной коллекции, даёт возможность предположить, что и в последнем случае автором эскизов и рисунков декора стал именно Маслеников. В частности, широко используемая в декорировании иконостасов петля между внутренним и наружным обводом, заимствована из такого же приёма на тарелках завода Масленикова. Близка и созвучна на обоих предметах также тема цветка, расположенного между двумя крылевидными листьями. В целом, все предметы решаются в технике плоского орнамента и декора с использованием ярких сочных красок, всё это немного напоминает технику выемчатой эмали в ювелирных изделиях.

Храм Покрова Пресвятой Богородицы по ул. Боровая (г.Санкт-Петербург)

Ещё один человек, оставивший яркий след в истории школы – это педагог, замечательный керамист, химик и технолог Пётр Кузьмич Ваулин (1870-1943). Летом 1890 года Пётр Кузьмич был откомандирован с целью повышения квалификации по заводам России и Финляндии и в июле того же года был приглашён Мамонтовым в Абрамцево на должность руководителя художественных мастерских, где и проработал до октября 1903 года. В этом же месяце был зачислен на должность руководителя практических работ в Миргородскую ПХШ, где проработал до августа 1906 года.

Деталь внутреннего убранства Храма Покрова Пресвятой Богородицы

Как художник и творческая личность П. К. Ваулин сформировался именно в подмосковном Абрамцево. Постоянное общение с художниками – Серовым, Головиным, Коровиным, в первую очередь, с Врубелем, сформировали Ваулина как Мастера с большой буквы, сопричастного к появлению выдающихся произведений искусства. Для воплощения в материале творческих замыслов художников Ваулину необходимо было создать новые выразительные средства, прежде всего, изменить и расширить палитру керамических красок и состав глазурей. Уточнение и совместное обсуждение творческих и технических задач привело к рождению общепризнанных шедевров мировой культуры. Исследователь Н. Ардашникова пишет: «В творческом содружестве с Врубелем П. К. Ваулин открывает секрет производства восстановительных глазурей, в котором Врубель видит новую эстетическую сущность керамики и превращает чудо химии в чудо искусства. Техника восстановительного обжига основана на химическом процессе восстановления в огне горна окислов, входящих в состав цветных глазурей, в металлы. Так стихия огня творит красоту».

Изделие МХПШ. Визитница с фигурой сказочной птицы.

Врубель создавал скульптуру, маски, блюда, изразцы для облицовок, демонстрируя своими работами новаторский характер отечественного прикладного искусства. Любопытные воспоминания о его деятельности в Абрамцево оставил А. Головин: «Я работал с ним в абрамцевской мастерской Мамонтова. И, вот, смотришь, бывало, на его эскизы, на какой-нибудь кувшинчик, вазу, голову негритянки, тигра - и чувствуешь, что здесь «всё на месте», что тут ничего нельзя переделать. Это и есть, как мне кажется, признак классичности. Врубель «идеально выражал свою мысль».

Изделие МХПШ. Менажница, выполненная в технике металлизированных глазурей

В экспозиции музея Миргородского техникума представлено достаточно большое количество работ, в которых невозможно не заметить отблеск горна в Абрамцево. Очевидны мотивы сказочности в пластике визитницы, завершающейся фигурой какой-то феерически-нереальной птицы. Такое ощущение фантазийности исходит от менажницы, где угадываются черты фантастического морского чудища. Обращает на себя внимание чернильница – здесь уже врубелевский демонический порыв, тревожное ощущение и рваная линия. Сколько экспрессии, динамики, борьбы, насколько внутренне напряжена композиция, при том, что всё это работы воспитанников, выполненные под руководством Ваулина в стенах керамической мастерской школы. В этих ученических работах нет никаких повторов, сухого академизма – все работы яркие, с выраженной индивидуальностью, грамотно сделаны композиционно и созданы на высоком техническом уровне.

Изделие МХПШ. Чернильница в виде птичьего гнезда с фигурой обороняющейся птицы.

Тогда же в Миргородской школе появляются ученические работы, в которых применена техника восстановительного обжига металлизированных эмалей, что было революционным не только для стен школы, но и в целом для керамической отрасли Империи. Не зря в представлениях ко всероссийским наградам, помимо достижений в производстве прикладных изделий, неоднократно упоминалось о создании и использовании в школе новых керамических красок и глазурей. Это и уже упоминавшаяся менажница, также ваза с двумя окунями и кувшин, к этой же группе относится ваза, выполненная в стилистике венской сецессии.

Ваза с окунями, выполенная в технике восстановительного обжига

Особым признанием уровня работ в Миргородских мастеров можно считать то, что школе было предоставлено право принять участие во вручении хлеба-соли Императору Николаю II во время празднования 200-летия Полтавской битвы. Было изготовлено три тарелки: одна – от Полтавского губернского земства, вторая – от Полтавского уездного земства и третья – от волостных старшин Полтавской губернии, а также композиция из 15 майоликовых вставок для четвёртой, но уже деревянной тарелки с изображением уездных гербов, преподнесённой от местного дворянства. [17]

Ваза с украинским орнаментом, металлизированное покрытие. 1915г. Автор - Нестеренко

С ростом популярности художественных изделий в пределах Российской Империи и на международных выставках к преподаванию в школе привлекались заграничные специалисты: немецкий подданный Эмиль Мауте, австрийские подданные Станислав Патковский, Игнатий Березовский,  Франц  Печ,  Николай Билоскурский.18  Преподавать в Миргородской  художественно-промышленной школе становится престижно. Она приобретает статус общегосударственного значения – выводится из подчинения Полтавской земской управы и передается на баланс Министерства торговли и промышленности. В качестве учебных пособий широко использовались изделия Копенгагенской королевской мануфактуры, Мэйсона, ИФЗ и частных заводов Петербурга, а также персидская керамика, китайский и японский фарфор. Из украинских заводов образцы представляли: Межигорская фаянсовая мануфактура, Коломийская гончарная школа, фабрика Ивана Левинского из Львова, Будянский фаянсовый завод. [19]

Ваза с фантазийным цветочным орнаментом. Надглазурная роспись.

Большое значение для формирования мировоззрения учащихся имело влияние выдающегося мастера и педагога Опанаса Сластьона. Его твёрдым убеждением было то, что задача художника это – «перестать жить вечным наследованием и за имствованием, самостоятельно развивать природное творчество, вложенное в нас природой-матерью, и нет на свете ни одной культуры, которая базируется на отрицании творческого духа своего народа». [20]

Ваза с украинским орнаментом, выполенная в классической технике с процарапыванием  контура и использованием цветных глазурей.

Читая высказывание Сластьона, невольно приходят на ум воспоминания Коровина о напутствиях Левитана во время учебы в Академии художеств: «Идите на природу и чувствуйте»… Великие художники и педагоги призывали своих учеников, прежде всего, чувствовать, передавать настроение в своих работах. Так учащиеся простой земской школы и ученики столичной Академии художеств незримым образом шли одним и тем же путём к своему совершенствованию. Поэтому среди работ учеников, при очевидном влиянии на них европейского модерна, значительное место занимают композиции, основанные на изучении традиционной украинской культуры гончарства, национальных основ народного орнамента, эти работы наполнены жизнью и эмоционально окрашены. Если про работы того же Императорского завода сам барон Вольф писал, что они вторичны по отношению к лучшим произведениям европейского искусства, то работы учеников школы никак не зажаты рамками академической науки, это настоящее свободное творчество, искусство как способ самовыражения художника. Они всегда по-хорошему самобытны, иногда наивны, иногда с огрехами – но это предметы с душой, с эмоциями, с чувством. И они выполнены под руководством одних из лучших педагогов и мастеров царской России того времени.

Ваза, выполненная в классической технике с процарапыванием контура и использованием цветных глазурей

Опанас Сластьон сменил Масленикова на посту директора в 1903 году и выполнял обязанности весь год и первые три месяца следующего. На этом посту его сменил горный инженер украинофоб Кирьяков. [21] Среди заведующих керамической школой известен Н. Ф. Роот, позднее директор школы Н. Ф. Фан дер Флита, автор ряда книг и статей о значении прикладного искусства в жизни человека.

К сожалению, не заладились отношения у нового директора Кирьякова и заведующего керамическими мастерскими Ваулина, который вскоре уехал в Петербург и организовал керамические мастерские со своим новым компаньоном Гольдвейном в Кикерино. При этом Ваулин забрал с собой и позже вызывал в свои мастерские многих одаренных выпускников МХПШ. Далеко не все петербуржцы и даже не все российские исследователи знают, что одни из самых красивых домов Петербурга украшены произведениями миргородских мастеров – архитектурной керамикой, выполненной как в самом Миргороде, так и позже в стенах завода в Кикерино под руководством того же Ваулина.

В самой Украине Ваулин оставил после себя добрую память. Помимо упоминавшейся педагогической и научной деятельности в МХПШ, керамист развил деятельность и в центре украинского гончарства Опошне – селе Миргородского уезда. Изучая возможности изготовле-ния керамической плитки в Миргороде на основе местных глин, Ваулин вместе с архитектором и живописцем Василием Кричевским прибыли в Опошню, где встретились с гончарами и осмотрели помещения бывшей земской гончарной мастерской. [22] Вскоре строительное управление привело её в порядок и оборудовало необходимыми машинами, с августа 1904 года там закипела работа.

Ваза, выполненная в технике подглазурной росписи

Руководил гончарной мастерской сам Пётр Ваулин, который весь каникулярный период (в Миргородской школе) жил в Опошне. В течение всей этой поры керамист бывал дома у известных опошненских гончаров, интересовался их творчеством, рассказывал про последние достижения керамической технологии. Он лично изготовил гончарам несколько горшков, мисок и ваз и даже вылепил из глины вместе с ними «целый ковёр старого местного рисунка», который мог бы служить в качестве панно для внутреннего убранства земского дома. За время пребывания в Опошне Пётр Ваулин собрал немалую коллекцию старинных глиняных изделий опошненских мастеров, на базе которой организовал при мастерской небольшой музей. [23] Часть этих вещей Пётр Ваулин со временем вывез с собой в Москву. Так что мысль о необходимости собирать местные гончарные изделия и, собственно, заслуга в основании первого краеведческого музея принадлежит великому керамисту и художнику.

К 1903 году относится реорганизация учебного процесса в Миргородской школе: началась подготовка учеников, работающих с «высшей» (тонкой) и «низшей» (грубой) керамикой, с соответствующей специализацией – моделирование и живопись по керамике. Среди художественных предметов, как и в предыдущие годы, изучались рисование, лепка, черчение, гравирование. [24] Большое значение придавалось композиции из керамики и рисованию украинского орнамента. С переходом в третий класс ученики, в зависимости от их художественных способностей, обучались на двух отделениях: художественном и строительном («высшая» и «низшая» керамика). На художественном отделении осваивали технологию производства терракотовой, майоликовой, фаянсовой, фарфоровой продукции и изделий из каменной массы; на строительном – разных видов черепицы, кирпича, кафеля. Постепенно в школе увеличивалось количество учебных предметов и разнообразилась специализация по изучению определённых видов ремёсел. В 1914 году ученики художественного отделения изучали основы производства фарфора, фаянса, полуфаянса, майолики и простой посуды, оформляли посуду надглазурной и подглазурной росписью.

Кофейная чашка с цветочным орнаментом. Надглазурная роспись, белье фабрики Розенталь.

В частных коллекциях хранятся различные предметы, выполненные в стилистике модерна, демонстрирующие образцы надглазурной росписи. Учащиеся создавали живописные композиции на больших плоскостях, орнамент на посуде в стиле венской сецессии, выполняли золочение заказных фарфоровых изделий. Большой интерес представляет декоративное блюдо с изображением пейзажа. Предмет исполнен на высоком профессиональном уровне и подписан автором. Как правило, в качестве белья под роспись ученики использовали изделия фабрики «Розенталь», клеймо завода при этом закрывалось деколью зелёного цвета.

Расширение учебной программы заведения и его заслуги в части организации образовательного процесса способствовали укреплению творческих связей с лучшими фарфоро-фаянсовыми предприятиями Российской Империи. Так, в 1911 году трёх учеников художественного отделения (5-го класса) отправили для практических занятий на Императорский фарфоровый завод, где они пробыли месяц; трёх других учеников тоже пятого класса – на завод Эссена в Риге; одного ученика – на кафельный завод в Кикерино к Ваулину [25]. На деньги Комитета поощрения земледельческого и ремесленного труда среди евреев в Санкт-Петербург были отправлены ещё два ученика.

Соусник с дворянской короной и вензелем. Золочение, белье фабрики Розенталь.

На изделиях школы ставилось клеймо в виде надписи с названием учебного за ведения. Т. И. Дулькина в книге «Марки российского фарфора и фаянса. 1750–1960» приводит отрисованное изображение марки (№ 866), «вдавленной в массу» - «Миргородъ 1895. ПШ.», датируя её 1896 годом. На декоративном блюде с портретом Т. Г. Шевченко, хранящемся в ООМИИ им. М. А. Врубеля, клеймо «Миргородъ школа Гоголя» нанесено поверх марки на белье фабрики «Розенталь». На изразцах встречается следующая надпись: «Миргород. Х. П. школа».

В учебном заведении в Миргороде в разные годы с момента основания и до1930-х годов преподавали и вели творческую деятельность художник, этнограф Опанас Сластьон, архитектор и график Василий Кричевский, художники Ефим Михайлов, Иван Падалка, Фотий Красицкий, скульпторы Евгений Сагайдачный, Ф. П. Балавенский, график София Налепинская-Бойчук, керамисты Иосиф Белоскурский,  Станислав  Патковский, Юрий Лебищак, Иван Украинец. Из стен гоголевской школы вышли Иван Северин, Михаил Гаврилко, Николай Погрибняк, Онуфрий Бизюк (Бизюков), керамисты Иван Бережной, Фёдор Кариков, Пётр Шумейко, Владимир Гамирин, Светлана Пасечная, Вера Сиробаба-Климко, исследователи керамики Иван Мороз, Василий Визир, Евгений Литвиненко, Василий Лиско, Юрий Пивинский.

Декоративное блюдо с изображением мельницы. Надглазурная живопись, белье фабрики Розенталь. Из собрания В.Квашука.

В 1918 г. в Миргороде осуществлена реорганизация школы в художественно промышленный институт. Однако вскоре он прекратил работу. Возрождение произошло уже в 1920-е гг., затем Школа Гоголя работала под названием Миргородский керамический техникум, совмещавший, как и раньше, учебную деятельность с производственными мастерскими.

Миргородский техникум закончили многие впоследствии известные художники керамисты, он «поставлял» квалифицированных специалистов на Будянский фаянсовый завод. Среди его выпускников, работавших в Будах, - Р. С. Вакула, В. А. Куц, Н. Б. Николаев, Б. П. Пянида, И. П. Сень и др. На других предприятиях трудились А.  и  Л. Дибровы (Барановский фарфоровый завод), И. Вольский и А. Микеева – в Каменном Броде, И. Вицко и Н. Луганько на заводе в Полтаве. Некоторые эмигрировали и стали известными специалистами за границей: Василий Трибушный, заведующий керамической мастерской Краковской Академии искусств(1925-1939); инженер Памфил Сесь, который в послевоенные годы занимался керамической скульптурой в Великобритании.

Среди изделий производственных мастерских, изготовленных в 1920-е –1930-е гг., – декоративные вазы, агитационные тарелки. Одна из таких тарелок с портретом Сталина и лозунгом «Пролетарии всех стран соединяйтесь» (на украинском языке), подписанная «Миргород, 1930 г.», проходила в ноябре 2006 года (28.11.2006 г.) на аукционе Сотбис.

В 1940-е – 1950-е гг. благодаря тесным контактам техникума с Будянским фаянсовым и Барановским фарфоровым заводами учащиеся имели возможность проходить практику на этих предприятиях. В настоящее время Миргородская школа именуется колледжем, при учебном заведении долгие годы существует музей, где хранятся образцы изделий, выполненные в разные годы воспитанниками. К сожалению, в период Второй мировой войны музей подвергся разграблению, утратив значительное количество экспонатов.

Созданная изначально для решения весьма скромных задач на местном уровне (подготовка кадров для промышленности Полтавского региона и сохранение гончарных промыслов), Миргородская художественно-промышленная школа заняла почётное место среди учебных заведений Российской Империи, имеющих художественную специализацию. Фундаментальная подготовка по базовым предметам, ознакомление учащихся со всеобщей историей искусства, с актуальными направлениями и тенденциями, изделия ми передовых заводов России и Европы, грамотно поставленная практическая работа под контролем лучших мастеров-профессионалов, привлечение известных преподавателей – энтузиастов своего дела – всё это позволило Миргородской школе выпустить большое количество грамотных специалистов, востребованных сначала промышленностью Российской Империи, а затем СССР.

Автор признателен большому коллективу коллег, без помощи которых было бы невозможно собрать и проанализировать необходимый для статьи материал: Анатолию Заике – научному сотруднику Музея Украинского центра народной культуры им. Ивана Гончара (Киев); Алле Адольфовне Кваше – заведующей кабинетом дипломных работ Миргородского художественно-промышленного колледжа, заведующей Музеем колледжа; Виталию Ханко - искусствоведу (Полтава); Марии Виноградовой – коллекционеру-исследователю из Москвы; украинскому коллекционеру и меценату Владимиру Кващуку (Киев).

1  Школьна О.В. Фарфор-фаянс України ХХ-сторіччя. Україна, Київ, 2011.

2 Белько О. До исторії Миргородської художньо-промислової школи імені Миколи Гоголя (1896-1915). // Український керамологічний журнал. 2004. № 2-3. С.119-124

3 Отчёт миргородской уездной земской управы за1883-й год. – Полтава, 1884.

4 Освящение художественно-промышленной школы в г.Миргороде. // Полтавские губернские ведомости. 1896. С.3.

5 Отчёт о состоянии Миргородской художественно-промышленной школы имени Н.В.Гоголя за1904 год. Полтава, 1905. С.1.

6 Ханко В. Миргородскому керамическому техникуму им. Н.Гоголя - 110 лет. // Образотворче мистецтво. 2007. № 1. С. 112-113.

7 Отчёт о состоянии Миргородской художественно-промышленной школы имени Н.В.Гоголя за1911год. Полтава, 1912. С.3.

8 Отчёт о состоянии Миргородской художественно-промышленной школы имени Н.В.Гоголя за1906год. Полтава, 1907. С.3.

9 Отчёт о состоянии Миргородской художественно-промышленной школы имени Н.В.Гоголя за 1915 год. Полтава, 1916. С.4.

10 Отчёт о состоянии Миргородской художественно-промышленной школы имени Н.В.Гоголя за 1909/10 год. Полтава, 1910. с.4

11 Отчёт о состоянии Миргородской художественно-промышленной школы имени Н.В.Гоголя за1903 год. Полтава, 1904. С.27-28

12 Отчёт о состоянии Миргородской художественно-промышленной школы имени Н.В.Гоголя за 1913 год. Полтава, 1914. С.4.

13 Ханко В. Осередок мистецької освіти на Полтавщині. // Україна в минулому. Київ-Львів. 1994. Вип.6. С.129, с.51

14 Отчёт о состоянии Миргородской художественно-промышленной школы имени Н.В.Гоголя за 1913 год. Полтава, 1914. С.51

15 Отчёт о состоянии Миргородской художественно-промышленной школы имени Н.В.Гоголя за 1914 год. Полтава, 1915. С.25

16 Ханко В. Миргородський мистецький словник (кінець 17 - початок 21 сторіччя). Персоналії. - Національна Академія наук. Інститут історіїі України. Полтава, 2005. С.188-189

17 Отчёт о состоянии Миргородской художественно-промышленной школы имени Н.В.Гоголя за 1908 год. Полтава, 1909. С.5

18 Отчёт о состоянии Миргородской художественно-промышленной школы имени Н.В.Гоголя за 1913 год. Полтава, 1914. С.7

19 Ханко В. Миргородскому керамическому техникуму им. Н.Гоголя - 110 лет. // Образотворче мистецтво. 2007. № 1. С.112-113

20 Полтава: архітектура, історія, мистецтво. Будинок Полтавського земства: дещо з істроії спорудження та фунціонування. // Матеріали 1- ї наукової конференції «Вайнгортівськи читання». – Полтава, 2002. С.23

21 Ханко В. Миргородскому керамическому техни-куму им. Н.Гоголя – 110 лет. // Образотворче мистецтво. 2007. № 1. С. 112-113

22 Пошивайло О. Скопин: ідеологічний міф совєтського мистецтвознавства й реальні досягнення давнього гончарного центру Росії. // Український керамологічний журнал. 2004. №2-3. С.73-104.

23 Пошивайло О. З досвіду роботи по підтримці й розвитку гончарства Опішні в другій половині 19-на початку 20-х строліть. Опішне, 1989.

24 Белько О. До исторії Миргородської художньо-промислової школи імені Миколи Гоголя (1896-1915). // Український керамологічний журнал. 2004. № 2-3. С.122

25 Отчёт о состоянии Миргородской художественно-промышленной школы имени Н.В.Гоголя за 1911 год. Полтава, 1912. С.26.

26 Там же. С.39.

комментарии
ТОП Статья
03/09

Скрытая символика картины  Сандро Боттичелли «Весна»   Сандро Боттичелли, «Весна». Эпоха Возрождения подарила человечеству невероятные по ...

Календарь
21/11

21 листопада  в  Bereznitsky Aesthtetics відкриється виставка Ельміри Шемседінової «Останній кримський альбом» Серія «Останній кримський альбом» документує етюди, які ...

21/11

21 листопада Educatorium представить персональний проект Віталіка Кравця «Регіт горили». До нового циклу увійдуть як графічні, так і живописні твори. Віталік Кравець — сучасний художник, ...

22/11

parfum büro gallery представляет новую серию работ Сержа Пайе «Мадам, монпансье?» 18+ Начиная с античности до сегодняшних времен многие художники, писатели, поэты использовали тему ...

ФОРМА ОБРАТНОЙ СВЯЗИ
Проверочный код *
Восстановить пароль
Для восстановления пароля введите адрес электронной почты, указанный Вами при регистрации. Вам будет отправлено письмо с дальнейшими рекомендациями.
Если у Вас возникли вопросы, свяжитесь с нами по телефону: 044-331-51-21
Авторизация
Регистрация
* Обязательно для регистрации на ресурсе
** Обязательно для выставления лотов
Пароль должен иметь длину не менее шести знаков; содержать комбинацию как минимум из трех указанных ниже знаков: прописные буквы, строчные буквы, цифры, знаки препинания; не должен содержать имени пользователя или экранного имени.
Проверочный код
правила ресурса *
условия аукциона **