Наверх
Меню
Меню
Интервью
20/09
"Нас уже никто не будет путать с Россией". Интервью с Виктором Сидоренко. Часть 1
IMG_7107.JPG
IMG_7107.JPG

"Нас уже никто не будет путать с Россией". Интервью с Виктором Сидоренко. Часть 1

 

Современное искусство всегда было сложным для понимания, независимо от того, идет ли речь о сегодняшних днях или о событиях столетней давности. В свое время многие признанные мастера живописи и их творчество были определены понятием декадентства, и вспомним, к примеру, Коровина, который часто с горькой усмешкой говорил: «Ну вот, опять меня в декаденты записали». Заметим также, что современное искусство не требует сегодня от художника такого технического совершенства, на овладение которым раньше уходили годы, а иногда и десятки лет. Как оценить, где искусство, а где эпатаж и игра на публику? Как развивается современное искусство и какое влияние оно оказывает на формирование гражданского общества?

Институт проблем современного искусства, который создал и на протяжении всего периода его деятельности возглавляет Виктор Сидоренко, занимается изучением этих и многих других вопросов, начиная от подготовки общеобразовательных программ и заканчивая изучением художественных процессов, связанных с авангардом 20-х годов.

Началась наша встреча немного традиционно – мы постарались обозначить то, как создатели портала In Art видят свою роль в коммуникации на арт-пространстве Украины, информационной поддержке событий, с учетом того, что Интернет сейчас полон сайтов и ресурсов, принадлежащих отдельным участникам арт-рынка. 

Насколько украинское искусство может стать частью мирового на фоне тех событий, которые у нас сейчас происходят в стране? Великая французская революция, Октябрьская революция в России породили такие явления в декоративно-прикладном искусстве, как агитфаянс, агитфарфор. Эти события были краткосрочными, а предметы, их отразившие, остались на века. Будут ли сегодняшние события в Украине настолько же знаковыми для мирового искусства, как это было в период тех революционных потрясений?

Не знаю, будут ли сегодняшние события знаковыми, но во время таких событий всегда появляется интерес в первую очередь к самой стране. Начало 21 века будет ознаменовано двумя главнейшими событиями: первое — американскими башнями-близнецами, где погибло 3 000 человек; второе – украинскими революциями, где одна перетекает в другую, перешедшую, к сожалению, в войну.

Более двадцати трёх лет идентификация Украины все равно оставалась российской. Даже тех наших художников, которые являются выходцами из Украины или родились в Украине, которые есть творцами авангарда, принято считать русскими: Экстер, Архипенко, Малевич. Например, поляки считают Малевича польским, россияне – русским художником. У нас было решение переименовать улицу Боженко в улицу Малевича, но как всегда – осталось только на бумаге! Из истории знаем, что во время всех революций происходил сдвиг не только в общественном сознании, но и в искусстве. Если взять искусство времён Людовика и искусство, которое появилось сразу после французской революции (Жерико, Давид), то совершенно очевидно, что разница потрясающая. Как и после революции в России или в Германии.

Я не думаю, что у нас будет так, как это было с советским искусством. Там это во многом происходило за счёт уже сформировавшегося в 10-е годы авангарда и революционной геральдики. Независимой Украине уже 23 года, вся геральдическая система уже сформировалась. Но, как всегда в такой период, появляется что-то новое: какие-то группы, сообщества, рождается множество выставочных проектов. Сейчас прошло много экспозиций за рубежом, в которых показывались работы украинских художников на тему революции. Кстати, недавно такая выставка открылась в Вене под названием «Капля в океане». Моя работа из серии «Дозор перемен» также побывала на этой выставке. Подобная экспозиция готовится в нашем институте для Чикаго. В принципе, есть достаточно большой интерес к работам наших художников. Мы принимали у нас в институте директора галереи Саачи из Лондона, который побывал в мастерских многих художников. Т.е. нами мир, в частности художественный, сейчас очень заинтересован, и наша задача – не потерять этот интерес.

Говоря об Украине, считаю, что основное сейчас – это то, что её уже никто не будет путать с Россией ­- это уже все уяснили! Но самое главное то, что произошло в нашем сознании. И это намного больше и важнее! Сейчас произошло отторжение, которое и должно было произойти в Украине, иначе она как государство так и не состоялась бы. Россия же просто скатывается в какую-то азиатчину – не в том смысле, под которым можно подразумевать культуру Востока. Это какая-то бессмысленная и беспощадная демонстрация силы и дикости! Если говорить, например, о Китае и вообще, о китайской цивилизации, то там не личность является определяющим, а массы. А в России возобновляется монархическая традиция, где независимо от того, монарх это, или генеральный секретарь, или же президент, все они имеют неограниченную власть. И каждый пытается оставить след в истории. А каждый  такой след – это завоевание новых территорий. И продолжать в 21 веке подобную практику – это абсурд.  А такая позиция не приемлема и не находит поддержки в мире. Тот факт, что в Европе многие рестораны и кафе не пускают российских обывателей, говорит о многом.

Сила действия равна силе противодействия.

Да, именно так! Конечно, с одной стороны – это плохо, так как это изолирует страну. Страна, загнавшая сама себя в угол, может себя неадекватно повести. И первой от этого может пострадать Украина. Против нее уже давно велась пропагандистская война. Мы все видели как по российским каналам ведётся антиукраинская пропаганда. В России об Украине или плохо, или ничего, никакой позитивной информации. И сейчас продолжают искажать информацию, как и ту, что показывают Майдан и текущие новости с Востока. Все наши революционные события, конечно же, важны. Мы раньше гордились тем, что нам удалось легко обрести независимость. Но, как видим, не бывает революций бескровных. Мы имеем дело с двумя совершенно разными геополитическими проектами: с российским – имперским, идущим от традиции 19 века, и украинским – прозападным, демократическим, которые в перспективе не пересекаются.

Сейчас повышенный интерес в мире к событиям в Украине. Многие зарубежные центры современного искусства организовывают выставки украинских мастеров на тему Майдана. Выставка в Мыстецьком Арсенале  «Українська мрія» в полной мере отображает рефлексии украинского искусства на происходящие события?

Работа В.Сидоренко на выставке "Українська мрія" в Мистецьком Арсенале

Что касается выставки в Мыстецьком Арсенале, то на такие акции каждый художник даёт то, над чем он в данный момент работает. И именно то, над чем он работает, это и есть его мечта. Поэтому не приходится говорить о том, прав он или нет. Я считаю, что "Українська мрія" складывается из мечты каждого украинца. Самое главное — создать общество, в котором каждый бы мог осуществлять свою мечту. Мы уже прожили то время, когда главными были идеи общества, а не мечты каждого. Чем отличается тоталитарное общество от демократического? В тоталитарном обществе навязывается общая цель государства – например, построить коммунизм или расширить свои территории, а демократическое государство создаёт равные возможности каждому. Самореализация личности — это должно быть нашей главной задачей. И построение общества, которое даёт возможность каждому человеку выбрать для себя наиболее гармоничное существование.

Фрагмент картины

Какие могут быть проекты по всей территории нашей страны? У нас ведь на сегодняшний день современное украинское искусство аккумулируется в ведущих городах Украины: Киеве, Харькове, Львове, Днепропетровске, Запорожье.

Конечно же, в идеале, для того, чтобы современное искусство стало частью общенационального сознания, оно должно стать  частью всей Украины, где должны быть свои культурные центры, музеи, галереи, сообщества. Дай бог, чтобы на Востоке страны всё закончилось благополучно! Такие районы, как Донбасс, Крым — идеальные места для проведения проектов современного искусства.

Обратим внимание на такую отрасль, как туризм. В развитых странах активно развивается именно внутренний туризм. Чтобы люди, к примеру, могли ездить с Западной на Восточную Украину, и наоборот. Но чтобы это стимулировать, развивать, необходимы какие-то важные события, акции. Современное искусство в этом плане является своеобразным позитивным стимулятором. Когда, для начала хотя бы художники или другие деятели искусства, начинают ездить в какой-то регион, говорить о нем – это очень важный, в первую очередь объединительный момент. Вот в Донецке платформа культурных инициатив "Изоляция", ей многое удалось достичь, она привлекала в город известных художников из Европы, из Азии. Многие приезжали из других городов в Донецк, чтобы увидеть выставку, проект, акцию и т.д. Я тоже, кстати, побывал в Донецке благодаря «Изоляции». Но, к сожалению, сейчас стало невозможным ей оставаться в Донецке, где были варварски уничтожены многие экспонаты, и «Изоляция» теперь в Киеве. В таких городах, как Харьков, Киев, Львов, Одесса, где есть художественные учебные заведения, в которых аккумулируется творческая жизнь, в них проще организовать творческую среду. А вот если говорить о Сумах, Полтаве, Луганске, то там необходимость проводить проекты и художественные акции намного целесообразнее. Вы не задумывались, почему проводят биеннале не в Риме, а в Венеции? Или же построили  центр современного искусства в Бильбао в Испании? Фактически в провинции. Так целенаправленно переносятся культурные центры в периферийные места, чтобы возродить там культурную инфраструктуру. И если мы подобным образом будем действовать, то равномерно сформируем культурную ауру страны, чтобы не превратиться в страну, где все собирается в столицах. Как раньше было в СССР, где каждый найденный черепок сразу же везли в Москву или Ленинград. Вот почему у нас в провинциальных музеях мало достойных экспонатов, потому что всё свозилось в центр! Вот в Германии, например: в Мюнхене – Пинакотека, в Дрездене – известная всему миру галерея,  в Берлине – Пергамон-музей. Там никто никогда не перетягивал предметы искусства, поэтому и страна равномерно развивалась. А уже имперские города, такие как Лондон, Париж, Москва, Санкт-Петербург – там всё концентрировалось в столицах. Своеобразный захват культурной территории!

Как я понимаю, у страны нет таких ресурсов, чтобы проводить "вживую" такие акции. В этом смысле важно, как минимум, виртуальное общение, когда любое значимое событие в столице можно было бы донести до зрителя, читателя через Интернет: как новость,  мнение кураторов или организаторов, интервью с ведущими художниками и проч.

У нас сейчас зачастую в провинции "меняют" Ленина на казаков и считают, что у них таким образом развивается современное искусство.

Многие художники продолжают работать в этом русле, меняя только объекты изображения. Вместо матросов и крестьян появились святые, вместо Ленина – Иисус. Я этих композиций насмотрелся! Вот, пожалуйста, пример таких модификаций, когда мастерскую историко-революционной живописи переименовали на историко-религиозную живопись. То есть, так же, с такими же зверскими лицами стоят апостолы, как стояли матросы и крестьяне.

Подмена религий и образов для поклонения. Как в своё время вместо Иисуса Христа стал Ленин.

Как мы уже говорили, в принципе ничего не изменилось, просто у некоторых художников социалистический реализм приобрел формы конформизма. Это скорее официальное искусство – оно не зависит от существующего строя, оно всегда есть. Естественно, кто-то украшает исторические музеи, наверное, нужны люди, которые должны писать исторические картины. Здесь нечего возразить. Но это имеет отношение скорее к производственной деятельности, но никакого искусства там нет. Современное искусство – это совершенно другие аспекты, это включение его в социальную жизнь, в социальную среду, это то, что, к сожалению, пока не происходит!

Подготовка и проведение выставок современного искусства — это вопрос будущего или это те процессы, которые набирают обороты уже сегодня?

Они происходят сейчас. Дело в том, что как раз в такие периоды, когда никто ничего не покупает, возникает очень бурная деятельность в обществе, в области современного искусства, независимо от того кто, чем занимается. Деньги здесь не отвлекают. Каждый художник пытается отобразить реальность своими выразительными средствами.

Вот Вайсберг делает своеобразный дневник Майдана, группа художников «Бактерия», находясь на Майдане, писала революционные работы, другие художники придумывали новую революционную геральдику. Каждый по-своему фиксировал эти события. Кто-то это делал какими-то абстрактными метафизическими картинами, которые опосредованно передавали ощущение Майдана. Это как Блок в поэме "Двенадцать" написал: «В белом венчике из роз – Впереди Иисус Христос», и до сих пор мы думаем над тем, что он имел в виду, зная о том, что потом произошло, когда уничтожались церкви и вообще религия, а теперь все снова вернулось вспять.

Художники начали документацию Майдана. Хотя это кому-то кажется и не нужным. Ведь у нас есть фото, видео, репортажи журналистов. У каждого теперь есть телефон, который делает фотографии и записывает видео. Таким образом, можно проследить историю Майдана поминутно каждый день. Современное искусство проходит на грани мощного информационного потока. И могу предвидеть, что скоро появится в нем какой-то всплеск, новизна. Именно в такие времена рождается что-то новое, когда, как это ни странно, меньше всего думается о материальном и происходит какой-то  метафизический взрыв.

Как Вы смотрите на вопросы образования? Вы часто приводите пример зарубежных стран, где детей с первых классов водят в музеи современного искусства, и они это уже воспринимают и как игру, и как искусство. То что они общаются с современным искусством с детства, и формирует вкус не только отдельной личности, но и культуру общества в целом.

Самое главное, чего не хватает — это понимания современного искусства. Украина в этом плане осталась достаточно традиционной, на уровне классических видов искусства. Даже фотография у нас ещё не является предметом собирательства, предметом искусства. Живопись – это достаточно всем понятно и традиционно. Почему так сложилось? Да потому, что нас этому не учили. Нет понимания, как какой-то предмет или объект, который нельзя повесить у себя на стену и любоваться им, может быть произведением искусства. Как сказала одна богатая дама: "Мне неинтересно ходить в Лувр! Я же не могу это купить!" 

Видите ли Вы какие-то возможности по наработке общеобразовательных программ? Если да, получает ли это поддержку со стороны Министерства просвещения?

Мы выдвигали такие предложения. В частности, это касалось изучения кино. Необходима программа не узкоспециализированная, а по внедрению и пониманию искусства в целом. Там может быть и кино, и современное искусство и музыка, и театр. То есть, во всех направлениях, ведь искусство синтетично. Современное искусство – оно ведь на грани перехода: перформанс – это уже театр, инсталляция – это театр без актёра, видео-арт – это короткий фильм. Современное искусство как бы впитало в себя всё, в том числе и звук...

Поэтому, конечно, если вернуться к вопросу об образовании детей, надо разрабатывать обучающие программы по искусству. Мы предложили одну такую программу по кино, были попытки что-то продвинуть по музыкальному образованию со стороны консерватории. Надо всем объединить усилия и разработать общую программу по искусству, которая предполагала бы посещение филармонии, выставок современного искусства, кинотеатров и т.д. Но программа должна содержать не только классику, а и понимание современных вещей, потому что человек должен развиваться. Дети легко воспринимают новую информацию. Даже взять компьютер – ещё до школы многие им виртуозно владеют. Сегодня время диктует свои способы информатизации. Дети быстрее набирают на компьютере, чем пишут шариковой ручкой. Будущее искусство тоже связано с современными технологиями. Технология однозначно будет влиять на искусство, мы от этого никуда не денемся. И это правильно. Вспомните опыты, начиная с Леонардо да Винчи, когда великий мастер пытался сделать камеру обскура, а Вермеер, Каналетто, Беллотто уже пользовались ею. Художники всегда стремились к технологиям, и это касается не только живописи и процессов изображения. Если даже мой учитель говорил: «Если ты это можешь сфотографировать, то зачем это рисовать?» Пикассо же считал, что после того, как возникла фотография, понятно, чем художнику не надо заниматься. Компьютер, видео – это все инструменты современного искусства. Сложность ещё и в том, что в принципе каждый может создавать искусство. Мы живём в такой век, когда у людей появляется много свободного времени, что предполагает возможность самореализации. А современное искусство является прекрасным инструментом развития личности. И каждый человек способен, должен заниматься искусством.  Конечно, остаются и будут традиционные виды искусства, такие как музыка, живопись, театр, кино. Кто-то сегодня говорит о конце живописи. В традиционном смысле может быть и конец.

Казимир Малевич ещё сто лет тому назад  считал, что традиционная живопись закончилась. Супрематизм, как высшая ступень, теория прибавочного элемента о том, что каждый новый элемент концептуально меняет саму живопись. И завершается все разработанным им супрематизмом.


Современный зритель смотрит на картину глазами человека, который уже привык к изображению в телевизоре, в журнале, в компьютере. Он привык к определённой визуальной информации. Молодёжи во многом неинтересны некоторые традиционные выставки, им более интересны современные.

Они, как камертон, настроены на другую волну.

Наш глаз настроен на другую визуальную оптику. Я всегда привожу пример Андреа Мантенья  "Оплакивание Христа", на которой изображены лежащий Христос и рядом с ним плакальщицы. На первом плане ноги Христа. В какой-то момент я обратил внимание, что у Христа очень маленькие стопы. Я подумал, что с точки зрения классической перспективы они правильные. Но с точки зрения визуальной оптики современного человека, который видит мир через объектив фотоаппарата, или экрана компьютера, или телевизора, наш глаз, уже по-другому воспринимая объекты, взял бы в фокус эти стопы, и уже через них мы бы увидели и голову и плакальщиц.

У меня есть автопортрет, где я в прыжке. Кто-то мне даже задал вопрос, как мне такое удалось нарисовать с натуры. Это меня развеселило. Я начал объяснять, что путем долгих подпрыгиваний перед зеркалом. Хотя понятно, что для этого есть фотоаппарат. Важно – для чего ты это делаешь и что ты этим хочешь передать, а не с помощью какого инструмента ты это сделаешь. Мы знаем, что фотография стала важной частью современного искусства.

Когда «буйным цветом цвел» соцреализм, во-первых, тематика была понятная; во-вторых – техника. Вас в своё время как раз обвинили в фотореализме.

Было такое. Назвали это "документальный романтизм" в статье посвященной молодежной выставке в журнале "Творчество". В Украине он считался как бы «левым» изданием.

Самое интересное, что фотореализм никак не был связан с фотоаппаратом. Тогда я как раз рисовал всё с натуры. Была у меня картина, где двое парней. Один из них пьет воду, и на его оранжевой футболке остаются мокрые пятна от воды. Натурщик, который мне позировал, действительно пил воду, она у него стекала на футболку. Все было написано достаточно натуралистично, хотя писал это с натуры, меня обвинили в фотореализме! Зато после того, как я начал действительно пользоваться фотоаппаратом, ни у кого уже не возникало сомнений, что я писал с натуры.

 

Издательство книг

комментарии
Календарь
14/12

«Полёты во сне и наяву» Проект «Полёты во сне и наяву» это путешествие на ковре-вертолёте сквозь кроличью нору в сказочную Страну Чудес.  Место, в котором нет ...

15/12

NEW BEGINNING. КОЛЛЕКТИВНАЯ ВЫСТАВКА ЖИВОПИСИ И СКУЛЬПТУРЫ 15 декабря SPIVAKOVSKA ART:EGO GALLERY презентует коллективную выставку живописи и скульптуры от украинских художниц NEW BEGINNING. В проекте ...

15/12

15 декабря в 19:00 в Доме кино (ул.Саксагансокго, 6) состоится творческий вечер, посвященный 200-летию со дня рождения гениального художника-мариниста Ивана Айвазовского. Иван Константинович Айвазовский ...

ФОРМА ОБРАТНОЙ СВЯЗИ
Проверочный код *
Восстановить пароль
Для восстановления пароля введите адрес электронной почты, указанный Вами при регистрации. Вам будет отправлено письмо с дальнейшими рекомендациями.
Если у Вас возникли вопросы, свяжитесь с нами по телефону: 044-331-51-21
Авторизация
Регистрация
* Обязательно для регистрации на ресурсе
** Обязательно для выставления лотов
Пароль должен иметь длину не менее шести знаков; содержать комбинацию как минимум из трех указанных ниже знаков: прописные буквы, строчные буквы, цифры, знаки препинания; не должен содержать имени пользователя или экранного имени.
Проверочный код
правила ресурса *
условия аукциона **