Наверх
Меню
Меню
Интервью
18/11
Геннадий Козуб: "Нужно идти вперед!"
Козуб 3.jpg
Козуб 3.jpg

Геннадий Козуб: "Нужно идти вперед!"

Мы уже встречались с Геннадием Козубом, комиссаром международного симпозиума в Бирючем, летом, до начала симпозиума-2014. Тогда Геннадий рассказал нам, как он с остальными организаторами планирует организовать симпозиум этого года, как будет организована работа в кураторских группах, о новых лицах на Бирючем. Политическая обстановка в стране внесла свои существенные корректировки в планы организаторов. Состояние тревоги не покидало нас все лето, но к этому уже все привыкли, стало ясно, что так нам придется жить все ближайшее время.

Тем не менее, ситуация 28 августа резко изменила все. Наступление сепаратистов на Мариуполь, концентрация российских войск в районе Арабатской стрелки в оккупированном Крыму поставило на повестку дня вопрос безопасности тех людей, которые планировали приехать на симпозиум. Боевые действия развернулись в районе, расположенном всего в нескольких десятках километров от места проведения симпозиума.

В течение всего симпозиума организаторы размещали в Фейсбуке посты о том, что все идет по плану и ничто не может изменить намеченную программу. Это были почти как слова гимна или заклинания – нас не испугать и нас не сломить. Мы не отступим!

И все же – как было на самом деле?

Несмотря на оптимистичные сообщения с симпозиума во время его проведения, мы все прекрасно понимали, что ситуация не простая и организаторы вместе с участниками просто демонстрируют силу воли и духа. Что при этом удалось реализовать в творческом плане?

Да, что-то из того, что мы запланировали, нам не удалось реализовать, но в то же время у нас получилось то, чего мы не планировали. Очень сильно изменились планы в связи с событиями 28 августа в Мариуполе и Новоазовске. К сожалению, в последний момент отказались ехать итальянцы. Они были напуганы российскими новостями. У них уже были куплены билеты, оформлены все необходимые документы. Была запланирована встреча у посла Италии в Киеве, встреча с Александром Соловьёвым в «Мистецьком Арсенале». День прилёта у них был полностью распланирован. Должны были приехать трое художников и куратор группы Массимо Мелотти — куратор музея современного искусства  Castello di Rivoli в Турине, который уже был на Бирючем в прошлом году.

С другой стороны, в середине августа Сергей Канцедал был в Италии (у него была недельная  программа в резиденции), и там он познакомился с фотохудожником Валерио Манги и пригласил его на Бирючий. Его приезд не планировался изначально, но он к нам приехал. Он сделал на Бирючем интересные фотоработы и проекты: камень, покрашенный в черный цвет, напоминающий кусок угля антрацит — это одна из его работ.

Также из того, что порадовало —  приезд  Юрия Шабельникова из России. Он выкопал на Бирючем окоп, сделал этот окоп в форме серпа с молотом. Это как то тавро, которое было отпечатано на всем советском обществе, которое сопровождало каждого из нас везде и всюду. Мифический союз рабочих и крестьян, который так и не состоялся.  Это въелось в нас, в нашу землю, в наши мысли.

Сейчас готовится каталог. Получилось более 90 работ: лэнд-арт, видео, живопись, очень большое количество фото-работ. Из Москвы приехал профессор школы фотографии и мультимедиа им. Родченко  Сергей  Братков с двумя студентами своей группы. Они сделали три серии работ по результатам своей поездки в мае к нам на Бирючий, инсталяции, скульптуру.

Получилось сделать так, как планировалось изначально в плане разбивки участников на кураторские группы?

Да, это изначально планировалось. Военные действия в непосредственной близости от места проведения симпозиума поломали планы: кто-то приехал, кто-то не приехал, кто-то приехал раньше, кто-то приехал позже... Говорить о планах в этой ситуации как-то не приходилось. И это не было размеренное спокойное планирование работы, все были на каких-то эмоциях. Нервничали немного, переживали.  Все рефлексировали как-то на то, что происходило конкретно в то время, буквально в те дни. Я туда приехал первого сентября, то есть через три дня после боевых действий (28.08.2014).

В итоге, получилось, что все акценты сместились «на злобу дня?»

Но ведь и событий у нас таких раньше не было. Мы ведь раньше только в книжках о войне читали. Конечно, эти события наложили отпечаток на всех нас.

У нас был художник из Луганска — Евгений Королетов. Он приехал на симпозиум прямо с войны. 5 сентября он приехал к друзьям в Киев, а 10  — к нам. Он сделал  медийный проект. Я поинтересовался, как он смотрит на то, что идет война, а мы тут, на симпозиуме, занимаемся творчеством. Он ответил, что каждый должен делать своё дело. Сопротивление агрессии складывается не только из фронтовых событий. Он приехал выразить своё мнение как художник, а после симпозиума Евгений опять вернулся воевать.

Оторванность от "большого мира" помогает художникам привести чувства в норму, сосредоточиться на творческом процессе?

Там так всегда. Там такое место, что как бы происходит самоочищение.

Наверное, с одной стороны — это недостаток, что туда трудно добраться, удалено от цивилизации, а с другой стороны, в плане творчества — достоинство, потому что ничто не мешает.

К нам приезжал в этот раз Бйорн Гельдхоф, арт-менеджер PinchukArtCentre. Он пробыл на симпозиуме последние три дня, мне было интересно его мнение. Он много видел таких мероприятий. Он сказал, что такого нет нигде в Европе. Здесь происходит взаимодействие художников разных поколений, и мы к тому же стремимся, чтобы это было взаимодействие разных стран и культур. Общение во время выставок, вернисажей, короткий обмен мнениями при встречах – это все не то. На Бирючем художники имеют возможность общаться вдали от публики, от города, в своей среде, никто и ничто их не отвлекает. Он также отметил, что Бирючий — это такое место, где человек может спокойно подумать, перезагрузиться.

Бирючий — это небо, море и какой-то такой клочок цивилизации, из которого ты не убежишь... Если ты хочешь быть с людьми — пожалуйста. Есть место, где художники собираются, общаются. Если ты не хочешь — иди, отдыхай, лежи на пляже...

Как всегда, медаль имеет две стороны. Отрешенность от внешнего мира это хорошо, но мир все-таки ждет результат и хочет посмотреть на то, что создано на «Бирючем» своими глазами. Есть идеи делать пост-выставки? То, что можно — перевезти для показа в Запорожье, в Киев?

Мы это делаем, но это всё равно — не то... Не всё из того, что там делается, можно транспортировать в другое место. На Бирючем оно вписывается в ландшафт, в общую среду, а перевезенное  в другое место будет звучать иначе. Как перевезти работу Назара Билыка "Кавычки"? Или тот же окоп Юрия Шабельникова? Это получается вырвано из контекста. Оно не будет работать в другом месте. Те же расписанные мастерские... С другой стороны, привезти туда много людей — это тоже изменит среду, настроение.

У всех разные взгляды на то, когда нужно ехать на Бирючий. Кто-то хочет солнце, море, а кто-то — просто уединиться... На следующий год мы планируем организовывать арт-туры для желающих посетить симпозиум.  Будут мастер-классы, лекции, образовательные программы. Спрос сформирован и можно действовать по примеру зарубежных резиденций.

 У итальянцев в этом году не получилось к нам приехать, но наши ребята 2 ноября поедут в Италию в резиденцию Cittadellarte fondazione Pistoletto. Сергей Канцедал поедет как куратор, Иван Светличный и Виталий Кохан — художники. Они там будут три недели. Я собираюсь их там навестить (где-то с 6 по 10 ноября).

Мне очень интересно посмотреть, как это всё происходит у них.

У итальянцев 8 резиденций, с которыми они работают круглый год. Они отбирают художников для этих резиденций, ставят им определённые задачи и художники работают над проектами. Эти проекты абсолютно реальные, имеющие практическую реализацию. Резиденция, на основе искусства, организовывает разработки в архитектуре, моде, еде, музыке.

Эти проекты направлены на решение каких-то градостроительных, дизайнерских задач?

Да, многое из их наработок  используется потом в дизайне, в промышленном дизайне, архитектуре, моде. Мне самому интересно увидеть, как это всё устроено, понять всю эту структуру. Интересно также посмотреть, как у них устроен тот же быт, как они решают организационные вопросы.

Интересно также понять, какое место они занимают в арт-индустрии.

Да, их опыт очень важен и интересен. Нам ведь тоже задают этот вопрос: зачем вы этим занимаетесь. Есть внутреннее понимание, что эта работа важна и востребована, европейцы имеют опыт, как максимально эффективно использовать такой материал, творческие наработки.

Они точно так же ищут новые пути в творчестве, новый язык, новые техники, новые технологии.

У нас есть прекрасные живописцы, отличные скульпторы и т. д. Но у них в Италии всё это было ещё в ХVI веке. Наши кураторы, искусствоведы ездят, смотрят, учатся. Наши художники создают сейчас очень интересные проекты, и нам, как организаторам, важно понимать, как эти проекты сделать составной частью нашего украинского арт-рынка.

Тут вопрос как раз в том, что Европа от нас не ждёт, что мы им что-то покажем немедленно. Они  смотрят, как мы растём, как мы формируем свой арт-рынок, как мы строим свои отношения с какими-то западными институциями  - с теми же аукционами, западными галереями, резиденциями. И они открыты к сотрудничеству.

Может им как раз интересно, как их путь трансформируется у нас, применительно к нашим условиям?

Итальянцы очень хотят сделать какой-то совместный проект. Они очень переживают, что не приехали к нам летом.

Почему ваш выбор пал именно на этих ребят? С Канцедалом ясно — он куратор. А по какому принципу был отбор художников?

Мы их отбирали именно потому, что они используют в своём творчестве те технологии, которые актуальны сейчас на Западе. Мы взяли молодых художников, наиболее адаптированных к новым технологиям, новому художественному языку. Была задача привезти туда людей, которые бы могли сделать что-то креативное. Нужно идти вперёд, искать новый язык, новые формы высказывания. Надо учиться, развиваться, надо брать пример с тех, кто уже имеет опыт такого развития.

Ребята, которые едут, были на «Бирючем»: Иван Светличный — в прошлом году, Виталий Кохан — в прошлом и этом. У них интересные работы, хороший творческий рост. Мы видим, что эти художники перспективные, у ребят хорошее будущее.

Многие объекты на Бирючем находятся под открытым небом, Вы собираетесь их как-то законсервировать, сохранять?

Ну, со временем всё разрушается. Не всё возможно сохранить. Как сохранить окоп, тем более, что там ведь тоже идут дожди, зимой — снег...
Это будет разрушаться, но этот процесс тоже часть проекта. Эти объекты уже живут своей жизнью. Эти объекты дали какой-то посыл в окружающий нас мир, нашему обществу, зрителю. В этом их задача, мы их не рассматриваем как монумент, как памятник, который нужно сохранять.

Они меняются под воздействием окружающей среды, меняется отношение к ним, появляются эффекты изменения отношения к какой-то идее, посланию. Это становится вопросом философии, трансформации мировоззрения.

У программ общенационального значения появился интерес к этому проекту? Или это всё-таки больше частная инициатива?

У центральных каналов везде есть свои представители. В Запорожье они тоже есть: 1+1, Новый канал и т. д. Мы их приглашаем. Но все хотят знать наперёд, что там будет происходить. Не все пока понимают, что это симпозиум, это художники. Всё, что я могу сказать им наперёд — это то, что это будет творчески, современно, красиво и интересно. Но дать им дословно сценарий того, что будет, кто из художников что сделает — этого я не могу... Мы можем запланировать одно, а сделать совершенно другое. Это не производственный цех, это творческая мастерская, лаборатория.

Мы можем запланировать выставку у моря, а завтра будет ужасный ветер и дождь  и мы это не сделаем. Большинство медийщиков  всё это воспринимают, как некое баловство. Не многие воспринимают это, как культурное событие. А должны воспринимать и популяризировать. Нужно культуру развивать и понимать, что не может быть патриотизма без культуры.

Вот, возьмём Запорожье — город-миллионник. Там есть музей, который ремонтируется уже 15 лет. Я хочу, чтобы в этот музей можно было привезти кого-то из за рубежа по культурному обмену. И есть такая возможность,  ведь наши художники ездят в Великобританию, Австрию, Германию, Польшу, в другие страны. А мы оттуда принять никого не можем... Они приезжают, смотрят на наш музей в лесах и не свежей штукатурке, в холоде – в таких условиях ни один музей или институция не даст свои экспонаты на выставку.  И даже свои экспонаты наш музей показать не может. А ведь в запасниках лежит великолепная коллекция современного искусства.

В Киеве, к примеру, отремонтировали музей Шевченко. А в регионах? Там же тоже люди живут! Соцгород в Запорожье в 30-е годы был одним из лучших проектов Европы! Это было в те времена, когда строили ДнепроГЭС. И было тяжело, но ведь находили возможность приглашать зарубежных специалистов, финансировать новаторские архитектурные проекты.

Надо понимать, что деньги в городах появятся тогда, когда будет развиваться туризм, мы говорим о внутреннем туризме в первую очередь. И арт-туризм –это одно из направлений сейчас. СМИ могут поднимать интерес к арт-проектам и соответственно развивать этот сегмент туризма.

Растёт ли уровень работ от симпозиума к симпозиуму?

Здесь несколько неверная постановка вопроса. Дело не в уровне работ. Художнику нужно приложить немало усилий, чтобы сделать качественную работу в неизвестных, непривычных  условиях: не в собственной мастерской, а на какой-то площадке. Тут скорее вопрос в качестве экспозиции.
Это всё-таки коллективный проект. Все отметили, что в этом году симпозиум был очень интересный — намного интереснее, чем в предыдущие годы.
В этом году было гораздо больше инсталляционных проектов. Соотношение не живописных работ  к живописи, было где-то 1:1. Это получается намного затратнее материально, но остаётся хороший резонанс. Информация порой гораздо важнее самой вещи.

Несмотря на события, которые предшествовали и были во время симпозиума, несмотря на все наши страхи, этот год получился всё-таки более плодотворным... Всё это сработало больше в плюс.

Как отражается на творчестве художников их участие в симпозиуме? Это для них просто какой-то этап в жизни или это имеет какое-то последействие?

Я уверен, что каждый на этот вопрос даст свой ответ, но из того, что вижу я — это общение между молодым поколением и взрослыми художниками. Это даёт какие-то знания, какой-то импульс и тем, и другим. Это не просто так, что молодёжь учится у мэтров. Нет, мэтры тоже учатся у молодёжи. Появляется новый взгляд, новые идеи... Где ещё общаться? На выставках? Там нет такого общения. У нас для этого есть время, возможность и тема.
После этого кто-то открывает для себя новые формы, приёмы. Иногда создаются новые коллективы. Это потом, конечно же, отражается в работах.

Вопрос о нашей арт-критике витает в воздухе. Мы повествуем о событиях, но нужна арт-критика. Где она? Это важно.

У нас есть люди, которые разбираются в том или ином сегменте. Кто-то учился на Западе, кто-то дома, кто-то самостоятельно. Есть много талантливых, но как мне кажется, в арт-критике мы всё время будем отставать по количеству и по качеству от Запада до тех пор, пока у нас не будет достаточно средств массовой информации, которые говорят об искусстве. Телевидение, к примеру.

 Когда искусство/культуру перестанут ставить в конец выпуска новостей и когда на каждом канале будет работать арт-критик как сотрудник телеканала, который будет отбирать материал, подходящий по формату (у каждого канала есть свой круг зрителей — это нормально), тогда будет работать и критика. Будет слышна и видна эта работа.

Арт-критик  — это человек, который должен жить искусством, профессионально этим заниматься, быть востребованным... А где у нас критика? Критик должен быть человеком, который ещё должен чему-то учить.

Если мы заявляем, что украинское искусство выходит на мировой уровень, то всё должно быть очень серьёзно... И еще важно, чтобы критик  был не заангажированным.

 


 

комментарии
ТОП Интервью
17/09

Митці Микола та Марина Соколови.  Інтервюер: Дана Пінчевська   Д. П.: Вітаю вас з майстерні відомих київських митців, — художника Миколи Соколова та його дружини, Марини.  М. ...

Календарь
19/10

19 жовтня ЦСМ «Білий Світ» презентує виставку малюнків та об’єктів Сергій Алієва-Ковики «Шио, Заха, Марко».    Сергій Алієв-Ковика, митець з Дніпра, завжди ...

21/10

Dymchuk Gallery представляє проект «OLE!» відомого художника Леся Подерв’янського. До проєкту увійшли 8 живописних робіт з циклу «Корида», написаних автором протягом останнього ...

ФОРМА ОБРАТНОЙ СВЯЗИ
Проверочный код *
Восстановить пароль
Для восстановления пароля введите адрес электронной почты, указанный Вами при регистрации. Вам будет отправлено письмо с дальнейшими рекомендациями.
Если у Вас возникли вопросы, свяжитесь с нами по телефону: 044-331-51-21
Авторизация
Регистрация
* Обязательно для регистрации на ресурсе
** Обязательно для выставления лотов
Пароль должен иметь длину не менее шести знаков; содержать комбинацию как минимум из трех указанных ниже знаков: прописные буквы, строчные буквы, цифры, знаки препинания; не должен содержать имени пользователя или экранного имени.
Проверочный код
правила ресурса *
условия аукциона **