Наверх
Меню
Меню
Статья
28/11
Скульптурные рассказы
Казацкая любовь.jpg
Казацкая любовь.jpg

Скульптурные рассказы

Единичный образ, созданный художником, может быть тем, что концентрирует, собирает зрителя и вбирает в себя всю мощь и полноту бытия. Это отличает hand-made, как минимум, от всё обволакивающего, но поверхностного визуально-информационного шума. Сделанная руками вещь одного человека воздействует на другого, отзываясь в сознании, оставляя в нем свой след. Это так (практика), как бы ни банально (утверждение, знак, письменность) это звучало.

Речь о киевском скульпторе Андрее Корваче. В создании форм автор уходит от того, чтобы  быть подверженным реальностью извне, то есть не ограничивается слепком действительности или впадать в шум. Форма должна выражать индивидуальную сущность того, что будет сформировано, и быть выражением своего отношения к миру, с которым работает художник. Выбор, формирование – уже отчуждение от действительности. Миф, мифология, традиция – следующий возможный шаг. И  они  - locus в творчестве Ковача. Не даром, что сам Андрей Богданович родом из Прикарпатья, где традиции, предания сохранились более, чем где бы то ни было в Украине. Вряд ли где еще, кроме как на Западной Украине можно услышать обращение к родителям на «вы». Маленький, но важный нюанс.

          Гуцулки

А. Корвач: «Современная скульптура – это возможность организовать пространство вокруг себя! И в окружающем мире».

Работает Андрей Корвач с различными материалами, не переставая экспериментировать. Работа с металлом не дает линиям и форме вещей увязнуть в декоративности. Глина – уже нечто другое. Менее строгости, больше возможности играть с множеством вкраплений. Как говорит сам художник, керамика – последняя из многочисленных используемых им техник по времени.

              Казацкая любовь

 

Скульптура Корвача сдержана в эмоция. Он не певец стихий и страстных чувств. Это не плюс, но и не минус. Экспрессия ведь не всегда должна быть выражена воочию. На самом деле автор не чужд экспрессии, но она скорее внутренняя, чувствуемая зрителем через тщательное всматривание в работы. То есть, эспрессия композиций не экстравертна, но интровертна. Допустим, как если рассуждать о глубокой философичности натюрмортов Шардена или Сурбарана. Всего только лежащие лимоны и чаши на столе? Всего только? Как уж тут философия? Имеющий глаза да увидит...

Кроме таланта ваяния Андрея Корвача можно назвать и мастером рассказа. Каждое им сделанное произведение было окутано облаком сказа. Никаких сверхумных теорий, концепций и прочей делёзовщины, от чего кружится голова. Рассказ, притча – не «концепция». У Корвача за каждой его работой стоит рассказывание, создающее изящное сочетание слова и мрамора, языка и бронзы, интонации и керамики. Традиция жива повестью, притчей, басней. И – ритуалом замешивания глины.

Сами эти повествования исторической или мифологической проблематики заслуживали бы отдельных публикаций: «Царь Райского сада»,  «Победитель», «Б. Хмельницкий», «Княгиня Ольга», «Король Данило Галицкий», «Святая семья».

      Путешественник

 

Гей, далі бездорожні, я вас бачу!..

Харчі у торбі, а в душі пісні.

У далині звабливо так маячать

Верхівки щастя золотоясні.

 

Мене вітри-невдачі зустрічають,

Бурхливі ріки, урвища круті.

Не піддаюся; дикому відчаю,

Бо я віддався вже давно — меті...

 

Богдан Корвач

Зі збірки «Горнятко води»

 

Мольфар. Райский сад. Символика. Кентавр. Миф. Круг. Традиция. Стремление к сакральному, мифологическому, «старорежимному» у автора не означает для него бегства от современной действительности. Как и многие, он принадлежит времени и возрасту, когда приходит осознание, что реальность не переделать. Рано или поздно каждый или почти каждый говорит себе это. Но есть творчество, и вовсе не значит, что надо смириться. Не значит и то, что всеми средствами необходимо теперь быть только в мейнстриме. Задача мастера, возможно, и заключается в том, чтобы помешать своим творчеством человеку окончательно раствориться в мирской суете, в любых мейнстримах. Не соглашаться с происходящим и восстанавливать в себе и вокруг себя то, что и  сообщает достоинство жизни и смерти.

Проблематика жизни и смерти весьма туманна в своих общих чертах, и уводит сегодня художника нередко в излишние концептуализирования с подменой техники исполнения. Вместо того, чтобы в своих произведениях скрывать от самого себя собственную душу красивыми жестами Андрей Корвач ищет строгих и точных решений в своих композициях. При этом визуальная простота, позволяющая охватить единым и полным взглядом работу, отнюдь не означает технической простоты. О технической стороне А. К. может говорить долго.

Так сложилось, что при разговоре с ним мы не касались тем «что есть искусство», «каковы цели и принципы» etc. Служит ли художник искусству через себя (пафос?) или себе через искусство (цинизм?). Нет, этих вопросов и следующих за ними ответов не было. Теоретические вопросы о сущности искусства Андрею Корвачу, наверное, не чужды. Но он не смотрит на искусство со стороны. Он – внутри него. Внутри как истории, так и мифологии, которые выражает в камне или бронзе,  создавая также и свою «частную мифологию». 

Ключевым элементом последней является цельный (Победитель, Наталочка, Дети–цветы, Святая семья) или разомкнутый круг (Царь Райского сада, Странник, скульптурных диптих Луна и Солнце, Песня влюбленных).

 

  

    Победитель                                                                       Царь райского сада

Круг с древних времен есть символ бесконечности, который и в работах автора выступает как антитеза конечности человеческого существования. А его разомкнутость? В самый последний момент нам пришлось распрощаться с тремя-пятью абзацами, посвященными символике круга и круга разомкнутого. Давление некоторой ответственности за скороспелые утверждения вынуждают здесь оставить лакуну. Не прост, так сказать вопрос, слишком многослойна семантика круга. Разомкнутость, открытость, закрытость, цельность и прочие вечные возвращения, которые в том числе выражают и отношения к миру, к себе и как художника, и как человека. Оставим же эти психологические абберации.

В сосредоточенном созерцании не менее экспрессии, нежели в ее внешнем выражении. Экспрессия таким образом и здесь заключена внутри самих работ и находится в потенциальном состоянии, готовая развернутся при помощи зрителя. Круга – символ постоянного и равномерного движения, разокнутость его - покой и прекращение движения. Меняем предикаты местами и имеем ровно такое же верное утверждение? Где грани перетекания одно в другое?

  

   Наталочка                                                                        Музыкант

  

Петр и Павел                                                                   Пилигрим

Своим учителем А. Корвач считает Пинзеля, барочного украинского скульптора. «Скульптура произвела на меня большое влияние. Его работы очень статичны, но притом и очень динамичны, с очень гипертрофированными формами и большим количеством золота».

Корвач не ходит легкими путями «мусорных инсталляций», на которых деятели отказались, по сути, от такой черты искусства как приближение к идеалу. Сглаживать свой изначальный конфликт с миром максимально комфортным существованием и легкой работой - социально объяснимо. Философски, творчески, эстетически — ... поставим знак вопроса. В конце концов, это дело каждого. Однако труд художника, который и делает его таковым (в традиционном значении этого слова) на самом деле далек от комфорта и беззаботности. Это источник крайностей, кругов и разрывов: радости открытия и меланхолия неудач; быстротекущего или вялотекущего времени, которое полностью держит в своих руках мастер, стремясь поработить его, чтобы освободить через сотворение формы.

На арфі сонця струни не порвеш,

З червоних променів не зробиш чорні грати.

На арфі сонця людство буде грати!

Зло спопеліє в золоті пожеж.

Беспокойство есть озадачивание творца вопросами техники исполнения, равно как и вопросами идейными. Отдавать себя времени — чтобы запечатлеть главное. Всё же в эпоху «всеобщей суммы неумения» — это художественно важно.

Скульпторами не рождаются, ими становятся. Банальный, конечно, парафраз. Но каждый раз верифицируемый непосредственно в соприкосновении с материей. Матчасть в конце концов не все еще художники для себя отменили. В какой–то момент работа в мастерской становится необходимым условием человеческого существования художника. На долю автора выпадает ответственность, о которой неустанно и заслуженно говорят многие художники. И хотелось бы, чтобы не только говорили. Андрей Корвач, мастер «расчесывания львов» по его собственным словам, не рассуждает об этом, ибо делает он это каждый день.

Как–то в беседе о формах современного искусства с художниками Алексеем Владимировым и Ольгой Акаси была затронута (в очередной, конечно, раз) тема сути искусства и терапии души (сознания) посредством искусства. Участники этой беседы были согласны в том, что не следует смешивать собственно самовыражение человека (которые часто проявляются через выброс мусора из собственного сознания и нагромождения оного вокруг других людей) и формотворчество. Общее, что соединяет Андрея Корвача, Владимирова или Ольгу Акаси, Катерину Косьяненко, Радько, Оксану Стратийчук, Павленко и других здесь не названных postcontemporary artists, как назвал себя один американский современник, заключается в их стремлении к форме (стилю, композиции, ремеслу), при всех их отличиях друг от друга.

Немыслимо отдать должное всего на нескольких страницах таким труженикам форм как Андрей Корвач, пытаясь определить их место в современном артпространстве. Но существуют такие художники, которые заслуживают того, чтобы выражать им благодарность, не вникая в оттенки. Мы же приносим личную благодарность художнику, из знакомства и общения с которым и появился на свет данный очерк.

Я поглядом упав на синій простір,

Думки свої пустив до горизонту.

Устами хвиль схвильовано-пінистих

Слідів на березі моїх торкалося море,

Немовби кликало до себе на гостину

Задуманого хлопця з Прикарпаття.

 

І я пішов в обійми теплі моря,

Простяг до хвиль солоних щирі руки

Безмірно радий зустрічі щасливій...

Старезним соснам, що на жовтих дюнах

Задумані край берега стояли.

Як мудреці, що знали древні тайни,

Я передав поклін від України.

 

А мудрі сосни вдячно нашептали

Мені легенд рибацьких древніх, древніх,

Одвічних, наче труд і відпочинок.

Мене на хвилях море колисало

Пісні співало ніжно-бурштинові.

 

Богдан Корвач

Зі збірки «Горнятко води»

 

Справка.

Андрей Корвач  родился 12 февраля 1973 года в г. Калуше, Прикарпатье в семье поэта и художника Богдана Корвача, чьи поэтические произведения здесь приводятся. 1984–1991­ – Республиканская художественная средняя школа, Киев. 1991–1997 – Украинская Академия Искусств, Киев. Участник многочисленных выставок (Киев, Одесса, Берлин, Варшава, Нью–Йорк и др.). Работы скульптора находятся во многих галереях и частных собраниях: Великобритания, Новая Зеландия, США, Германия, Украина, Канада. Работы скульптора находятся в экспозиции Секретариата Президента Украины и Министерства культуры Украины.

 

архитектура
графика
живопись
Искусство
музеи
скульптура
современное искусство
Рейтинг +181
комментарии
Календарь
19/10

19 жовтня ЦСМ «Білий Світ» презентує виставку малюнків та об’єктів Сергій Алієва-Ковики «Шио, Заха, Марко».    Сергій Алієв-Ковика, митець з Дніпра, завжди ...

21/10

Dymchuk Gallery представляє проект «OLE!» відомого художника Леся Подерв’янського. До проєкту увійшли 8 живописних робіт з циклу «Корида», написаних автором протягом останнього ...

ФОРМА ОБРАТНОЙ СВЯЗИ
Проверочный код *
Восстановить пароль
Для восстановления пароля введите адрес электронной почты, указанный Вами при регистрации. Вам будет отправлено письмо с дальнейшими рекомендациями.
Если у Вас возникли вопросы, свяжитесь с нами по телефону: 044-331-51-21
Авторизация
Регистрация
* Обязательно для регистрации на ресурсе
** Обязательно для выставления лотов
Пароль должен иметь длину не менее шести знаков; содержать комбинацию как минимум из трех указанных ниже знаков: прописные буквы, строчные буквы, цифры, знаки препинания; не должен содержать имени пользователя или экранного имени.
Проверочный код
правила ресурса *
условия аукциона **