Наверх
Меню
Меню
Мнение эксперта
20/01
Наталья Шпитковская: Арт-менеджмент в Украине и за рубежом
inart 6.jpg
inart 6.jpg

Наталья Шпитковская: Арт-менеджмент в Украине и за рубежом

 

В Институт проблем современного искусства на должность директора выставочных проектов Наталья Шпитковская  пришла после ЦСИ М17, где вместе с командой принимала участие в становлении нового тогда центра современного искусства. ИПСИ привлек своей серьёзной исследовательской и научной программой, а также отсутствием зацикленности на «зарабатывании» денег любой ценой. «Мне импонирует, что здесь могут реализовываться серьёзные проекты в области современной культуры. Институт не единожды представлял Украину на Венецианской биеннале, многие наши научные сотрудники известны за рубежом, не говоря о том, что в стенах ИПСИ экспонировали свои работы большинство  из ныне известных украинских современных художников. За время моей работы в ИПСИ мне посчастливилось помочь в организации ряда успешных и хочется надеяться исторических проектов» - улыбается Шпитковская.

 

На презентации каталога ИПСИ

Вам приходится много ездить, современное искусство очень динамично развивается, нужно быть в курсе мировых тенденций.

Это необходимость, я постоянно работаю над тем, чтобы «расширить горизонты», я против того, чтобы рассматривать украинское искусство в контексте одной страны, мы заслуживаем большего.  Институты современного искусства есть во многих странах и выполняют просветительскую роль, также как и помогают многим молодым художникам представить свое искусство. Институциональное признание художника ценится за рубежом, для многих выставка в МoМА или в Tate Modern – апогей их карьеры, а проекты, например, в Институте Современного Искусства в Лондоне или в Чикаго – важные ступени к этой вершине. За рубежом некоммерческие арт-институты поддерживают частные или корпоративные меценаты, к этому располагает лояльное законодательство, поддержка местных властей. Вот, буквально недавно заявили о постройке нового здания Института Современного Искусства в Майями, с бюджетом более 4 миллионов долларов, и все это оплачивают частные инвесторы. В Украине я знаю людей, которые хотели сделать музеи современного искусства, но отказались от этой затеи, иначе могли бы стать заложниками своей мечты и терпеть поборы пожизненно.

В США в 20-х годах прошлого столетия Рокфеллер и другие патроны рискнули создать музей для нового искусства Museum of Modern Art (MoMA), который сегодня принимает миллионы посетителей. Коллекция музея постоянно росла и помещение расширялось, а многоуровневая система привлечения  «donations», благотворительных взносов, обеспечивает кураторам возможность реализовывать самые смелые замыслы.

 

C Клаусом Бизенбахом, директором МОМА PS1. Нью Йорк.

Но хочется поддерживать  и наших отечественных кураторов и художников. Поэтому совместно со своей коллегой Аллой Шереметьевой мы создали культурную инициативу Artcult foundation, которая помогает в реализации арт-проектов, оказывает информационную поддержку, мы также предоставляем арт-консалтинг в частном порядке, сейчас ведем работу и по ряду международных проектов. Недавно мы смогли поддержать проект двух наших отечественных талантливых кураторов Марии Ланько и Лизы Герман  «Вертикали власти. Фанерные колоннады». Выставка проходит в Министерстве иностранных дел и продлится до 28-го февраля. Этот проект является в некотором роде прорывом, новой формой организации выставочного пространства в стенах ведомственного учреждения. Детали на нашем сайте, рекомендую посмотреть.

В прошлом году Вы побывали на Арт- Дубае, Арт-Базеле в Швейцарии, Венской арт-ярмарке, в Лондоне на Frieze арт-ярмарке, аукционах Christie's, Sotheby's, Phillips в Лондоне, недавней ярмарке в Арт Базель Майями.

Да, все поездки дают бесценный опыт, не всегда есть возможность посещать музеи, а здесь можно встретить первоклассное актуальное искусство и понять рынок, открыть новые имена, наладить необходимые связи и обзавестись важными знакомствами. Сейчас за рубежом неподдельный интерес к нашей стране, последние украинские проекты в Вене, в Чикаго, посвященные революционным событиям, имели заметный резонанс. И все же, я больше рассматриваю такие проекты как политический жест, важно донести до мира происходящее глазами художников, нельзя стоять в стороне, но это скорее долг, чем искусство.

 

  

Art Bazel Miami Beach 2014

Актуальное искусство каждой страны говорит о ее проблемах: в арабских странах – место женщины в обществе, в Европе – сексуальная свобода, в ближневосточном регионе – тема насилия и войны. Но есть и другие темы, более общего порядка, которые тоже важны и актуальны. Достаточно посмотреть темы биеннале, некоторые кураторы «глубоко копают», - например, «Все будущее мира» - это тема грядущей Венецианской биеннале. Или «Saltwater: a Theory of Thought Forms», дословно - «Соленая вода: Теория Мыслеформ», это тема Стамбульской Биеннале, предложенная куратором Каролин Кристов-Бакарджиев.

 

Форум на Арт Дубаи: Ханс Улрих Обрист, куратор Serpentine Gallery,  Адам Шимчик, куратор Документы 2017, Оквуи Энвезор, куратор Венецианской Биенале 2015, Катэрин Дэвид, куратор, заместитель директора в Центре Искусств имени Жоржа Помпиду в Париже

Мы как раз приблизились к теме нашей беседы – о кураторстве в условиях развития сегодняшней арт-индустрии, о роли маркетинга, менеджмента, пиар-продвижения художников. Украина делает сегодня уже не первые, но достаточно успешные шаги на пути в мировое арт-пространство, и все же мы в начале пути…


- На тему, о которой мы сегодня хотим поговорить, на Западе уже давно написаны солидные научные трактаты. Мне интересно читать труды непосредственных участников процесса, с многими я знакома лично.  Для встречи я захватила несколько книг, подаренных мне авторами.  Одна - “The Gobal Art Compass” легко и непринужденно написана Алистаром Хиксом, куратором коллекции Deutsche Банка. «Я удивлен! Она быстро расходится!» - улыбнулся Хикс, он обаятелен как в общении, так и в манере изложения. Для меня эта книга, помимо занимательного изложения, имеет и прикладное значение. Многие корпоративные коллекции равны по уровню музейным, не исключение и коллекция Deutsche Bank. Появление в ней нового автора, или получение премии банка мгновенно привлекают внимание дилеров к «новоиспеченным» звездам. Сам Алистар пишет, что он против диктата критиков  и кураторов, и книга – для тех, кто хочет развивать свое знание и воспитывать свои вкусы. Автор разделил книгу по географическому признаку: запад, восток, север и юг и выделил из каждого региона художников, с которыми он встречался и на чьи работы он обратил внимание. Он описывает свои впечатления, вникает в суть работ. Так случилось, я увидела эту книгу на Арт-Дубае и, пролистывая, наткнулась на работу Лады Наконечной, это было приятно! Не так часто увидишь упоминание украинских художников в международных изданиях. Нельзя не учесть здесь заслуги Pinchuk Art Center, который, благодаря масштабным проектам, смог обратить внимание Запада на украинское современное поколение, поставив имена из Украины рядом с мировыми величинами. Имена Жанны Кадыровой, Никиты Кадана, Артема Волокитина известны уже не одному западному галеристу и куратору.  Теперь бы их в «правильные руки».

 

В галерее Саатчи, Лондон 

Что Вы имеете в виду под этим словосочетанием?

Уверена художники, понимают, что я имею в виду. Весь вопрос в масштабе. Представьте если бы Пинчук сделал еще коммерческое направление? И его галерея инвестировала бы в «раскрутку» украинских художников, как это сделал Чарльз Саатчи в 80-х? Лоббирование участия наших художников на биенале, арт-ярмарках, переговоры с музеями, содержание аппарата специалистов – это огромные деньги, и вполне возможно – хороший возврат. Те же “Young British Artists” сейчас стоят миллионы, хотя прошло не более 30 лет. Конечно, нельзя утверждать, что деньги – основополагающий фактор. Но если у художника есть талант, работоспособность, харизма, желание развиваться, для того, чтобы его заметили в мировом масштабе, нужны еще и финансовые вливания.  Такие художники как Джефф Кунс или Марк Квин, не создают свои огромные работы за свои же деньги, есть много желающих меценатов для этого, и даже очередь из них.

 В наших условиях это пока проблема... Мы беседовали с Виктором Муси, французским художником украинского происхождения, который 25 лет живет и работает в Париже. Он говорит о том, что для того, чтобы развивалось современное искусство, нужно, чтобы была устойчивая экономика в стране. Кровь в экономике должна пульсировать... Современное искусство – это очень дорогой продукт.

У бизнеса денег для вложений сейчас нет. И настроения нет. Да, это большая проблема – экономическая и финансовая ситуация в стране. Но так уж складывается в истории искусства, тяжелые времена приносят имена. Кризис – это и время возможностей, для нас же – повод не расслабляться.

 

Выставка украинского искусства в галерее Саатчи, 2014

Сейчас главное — выстроить векторы,  построить дороги будущего развития, хотя бы грунтовые. К моменту, когда в бизнес начнут приходить деньги, он должен быть ориентирован не на традиционную психологию потребления, а на вложения в искусство.

Вопрос, который сейчас у всех на слуху — выход наших за рубеж: Сотбис, Филлипс, Майами. Кто на сегодняшний день является движком процесса продвижения наших художников на Запад?

Есть два пути, которые я наблюдаю: первый - художником занимается галерея или дилер, второй — это, когда художник занимается самопродвижением. Он хорошо владеет иностранными языками, отслеживает всё, что происходит за рубежом, смотрит грантовые программы, высылает свои работы к участию в конкурсах и форумах, ездит в арт-резиденции. Такой художник может и сам быть куратором. Но это сложный путь, очень редко, когда творческий человек может быть менеджером, а если все же является таковым, то при росте признания и востребованности все равно обратится к арт-менеджеру или найдет себе административного помощника, что, конечно, не одно и то же. В первом случае заботы о художнике берет на себя дилер или галерея, у нас есть успешные примеры, нельзя не упомянуть Игоря Абрамовича, который много сделал для украинского искусства. И это хороший пример! Таких людей должно быть больше, ведь от их деятельности зависит в определенной степени не только судьба художника, но и коллекционеров.

 

На открытии предаукционной выставки в Sotheby’s в Лондоне 2014: Элина Дорохова, Бейт ТопмсНаталья Шпитковская, Владислав Тузов, Стелла Беньяминова, Игорь Абрамович, Павел Керестей.

С Саймоном де Пюри, бывшим владельцем аукционного дома Philllips

Есть ряд художников, выходцев из Украины, которые практически не выставляются в Украине, но активно работают за рубежом. Пример – Борис Михайлов, украинский художник с мировым признанием, который практически не участвует в украинских проектах, он вышел уже совершенно на иной уровень. Правда, у нас существует разрыв между тем, что творится внутри и тем, что происходит во вне. У нас здесь своя кухня, свои предпочтения, за рубежом ценности иные, другое искусство, другие вкусы. Вопрос как сохранить свою идентичность и уникальность, и быть в контексте мировых тенденций…

И все же мы движемся вперед, наших художников регулярно покупают на международных аукционах?

Если мы берём продажи на Sotheby's, Phillips в Лондоне прошлой осенью, среди представленных украинских художников были: Виктор Сидоренко, Олег Тистол, Александр Животков, Павел Маков, Роман Минин и другие. Все их работы были проданы. Будет к месту упомянуть о результатах российских мастеров: было продано 30-40% — это объясняется ситуацией на рынке и вообще отношением к России.

То, что украинские художники попали на международные аукционы и их работы были проданы – во многом заслуга их дилера.  Дилеры проводят постоянную работу с существующими клиентами, общаются с аукционными домами на предмет привлечения новых клиентов. Дилер должен очень хорошо поработать, чтобы работы его украинских авторов продались. Ведь иногда и «голубые фишки» не востребованы.

 

На открытии Serpentine Gallery, Лондон

Без серьезной подготовительной работы предлагать крупному аукционному дому произведения художника не имеет смысла. С другой стороны, и для коллекционеров украинского искусства покупать на международных аукционах выгодно. Ведь они официально приобретают, получают все подтверждающие документы на право владения,  доказывающие также стоимость приобретенного актива, здесь есть возможность купить работу автора по резонной, не завышенной цене, если конечно это не «PR- цена».

Любая успешная продажа за рубежом — это хороший инструмент для повышения востребованности художника на локальном рынке. Если художник продался за рубежом, это факт признания, и самое время не упустить возможность покупки его работ, пока он еще доступен в Украине.

Чем ещё хорош аукцион, так это своей функцией архива официальных продаж. Большинство отчетов по аналитике арт-рынка опирается на результаты аукционов. Информация, обнародованная на арт-ярмарках, частные продажи – сложно доказуемы.

Можно ли сказать, что, исходя из итогов торгов, которые Вы упомянули, этап вхождения украинского искусства на международные аукционы мы почти прошли?

Нет, это длительный процесс, необходимы годы постоянного присутствия и истории продаж. По сути, путь открыт и для других дилеров и новых художников, но существует порог вхождения. Важно доказать, что художник «дорос» до аукциона . Это не так просто: художник должен выставляться не только в Украине, у него должны быть проекты за рубежом, участие в международных биеннале, работы в музейных коллекциях и конечно, спрос за рубежом.

 

 Выставка "Post Pop:East meets West", Grisha Bruskin, Saatchi gallery 2014

Методология того, как мы продвигаем своих художников отличается от западной?

Конечно, отличается, но, опять же, не могу сказать, что всё сводится к деньгам. Как раз творческая работа художника не должна сводиться к материальным вопросам. Художник должен развиваться, генерировать идеи, творить и иметь возможность воплотить задуманное. Задача галериста/дилера помочь художнику, не забывая и о бизнес-составляющей такой поддержки. Ведь для того, чтобы вкладывать в художника, они должны генерировать деньги. Отсутствие коммерческих задач выгодно отличает роль куратора. Куратор – по своей сути художник, теоретик и практик, многосторонне развитая личность, для многих художников авторитет, он может направить, подсказать, именно он дает путь к пониманию работ художника, их экспонированию и публичности. Связка художник-куратор-дилер-коллекционер – это  классическая схема продвижения на арт-рынке.

 Работы художника могут быть очень хорошими, но при отсутствии активной поддержки (финансирование производства работ, реклама и PR-продвижение, проведение выставок, работа с клиентами и т.п.), так и могут остаться неизвестными.

За рубежом существует проверенная практика. В Лондоне я посетила большинство ведущих галерей и пообщалась с многими. У каждой галереи есть 15-20 своих художников, в которых она уже вложила баснословные деньги, время и другие ресурсы. Иногда галерея не может позволить себе «эксклюзив» на художника (который, например, уже очень известен) и финансирует определённый проект, имея в таком случае право первой продажи. Либо галерея выкупает определённую серию работ художника и занимается её «раскруткой» и впоследствии продажей. Новые галереи, при наличии денег, пытаются заполучить известных художников для своего собственного продвижения, создают коллекции. Наличие именитых авторов обеспечивает привлечение внимания известных кураторов и медиа, что в дальнейшем позволит галерее принять участие в значимых мировых арт-событиях. Такой метод очень дорог, но действенен.

Пример одной из галерей, с которой я общалась. Они отправили одного из своих художников в горы, чтобы он там пожил и творил... сделал коллажи с фотографиями. На это ему выделили 60 тысяч долларов, и это не под покупку работ, а под творческий процесс!

 

С Дэвидом Цвирнером (Zwirner Gallery) и его дочерью

У нас другая ситуация. В Украине художник предоставлен сам себе.
Наши галеристы делают проект выставки и во время выставки пытаются продать работы художника. Они организовывают выставку, приглашают прессу, своих коллекционеров в качестве возможных покупателей. Зачастую галерея не финансирует даже покупку холстов и красок для художника. И это понятно, нет гарантий продажи, любые вложения могут обратиться потерей денег. Существует практика: за выставку - работа, которая возможно в будущем найдет своего владельца. И все же есть галереи, которые хоть как-то поддерживают художников, обеспечивают им фиксированные ежемесячные оплаты, таким образом, молодой художник хотя бы может существовать. Ситуация усугубилась с текущей обстановкой в Украине, нельзя сейчас ориентироваться на внутренний рынок. Искусство исконно принадлежит к разряду предметов роскоши, сейчас многие себя в этом урезают, хотя опять же период кризиса дает возможности для удачных приобретений.

Мы подошли к интересной теме – теме продвижения художника, в том числе в масс-медиа. Как освещаются события на арт-рынке у нас и у них?

Я сейчас готовлю материалы по Арт Базель Майами и зашла на американские новостные ресурсы. Ещё до открытия выставки во всевозможных изданиях существовало как минимум 50 статей, посвящённых открытию, при этом новостные ресурсы пестрят заголовками: «Пьер Сулаж собирается посетить выставку…», «Ди Каприо купит Пикассо…», «Десять человек, с которыми необходимо пообщаться в Майами...», «20 вечеринок, на которые вы не попадёте...», «В этом году арт-неделю в Майами посетит более полумиллиона человек…»

Полностью была представлена вся программа события. Это за три месяца до открытия ярмарки!

Информационный поток нагнетается так, что те, кто в тусовке, понимают, посетить событие — a must! Заранее публикуется перечень представителей музеев, которые собираются посетить мероприятие. Едут все: от кураторов прошлых и будущих биеннале, арт-форумов, арт-ярмарок до известных коллекционеров, чьи имена и коллекции презентуются в отдельной брошюре, чтобы заодно привлечь и новых дилеров и художников, в надежде с ними встретиться. Интерес к мероприятию подогревается любыми способами. Пишут  о чем угодно: «… во время монтажа в музее разбили инсталляцию художника, или такой-то художник на полученные с продажи картины деньги, купил недвижимость в Майами…. » и т. д.

Это не научный, искусствоведческий материал, не арт-критика,— это типично голливудская подача новостей на уровне celebrities. Многие художники используют свою популярность для реализации своих дорогостоящих идей. Так, Марине Абрамович удалось собрать более 600,000 долларов на kickstarter  для создания своего музея перформанса.

 

С Мариной Абрамович и Сэмом Келлером, директором Фонда Бейлер (Швейцария)

Ты покупаешь, на тебя все смотрят...

Да,  и это тоже...

У нас считают, что ты можешь иметь отношение к искусству только в том случае, если ты имеешь соответствующее образование. Арт-рынок также работает по экономическим законам, и здесь применимы различные стратегии и необходимы разные знания. В Америке работает шоу, звезды делают звезд. Например, в биографии такого художника как Жан-Мишель Баския никогда не забудут упомянуть, что он работал вместе с Энди Уорхолом. Еще одну такую знаменитость я встретила на открытии его персональной выставки в музее Bass Museum of Art в Майами. Питер Марино, известный дизайнер, его архитектурное бюро создавало дизайн легендарных магазинов: Chanel, Luis Vuitton, Ermenegildo Zegna и многих других по всему миру. Вся выставка – его сплошной автопортрет, представляющий смесь вызывающего байкерского стиля и демонстрации своего совершенства на грани китча. Многие работы из коллекции знаменитости были специально созданы под заказ известными современными художниками, среди которых: Фархад Мошири, Эрвин Вурм, Гай Лимоне, а также Грегор Хилдебрант.

И рядом с образом известного виновника выставки - работы выдающихся авторов из его коллекции: Георга Базелица, Франческо Клементе, Адама Фасса, Паолы Пиви, Ричарда Принса, Ричарда Серра, Тома Захса, Роберта Мэпплеторпа и других. Куратором выставки выступил Жером Санс, некогда руководивший Палаццо де Токио в Париже. Обратите внимание - это всего лишь показ личной коллекции!

 

С Жеромом Сансом, бывшим директором Palais De Tokyo, куратором выставки Питера Марино в Bass музее, Майами и Аллой Шереметьевой, Artcult foundation

Все продуманно до мелочей: образ, вызывающий ажиотаж у прессы, присутствие ведущих СМИ, толпа у входа, VIP-пригласительные для избранных, реклама во всех арт-изданиях в этот период в этом регионе. Они делали даже не один прием, не всех желающих и важных персон можно было принять на одном событии… И это некоммерческая выставка, работы не продавались, отдача придет позже в виде массивной PR-волны, и как знать, возможно, Марино в будущем планирует продавать свою коллекцию, или такой проект позволит в дальнейшем ему сотрудничать с современными художниками на более выгодных условиях…

Когда у вас в ИПСИ были проекты "Опір матеріалів", "Теорія Вірогідності", мы сделали целую серию репортажей и интервью, затем отдельными блоками подавали в печать, даже ещё не зная, как это делается в Америке. Я считал, что выставка — это вершина айсберга. Это огромный труд, который должен быть соответствующим образом подан в СМИ.

 

"Гражданский мистицизм", открытие выставки ИПСИ 2014

По сути, выставка — это только начало. Необходимо постоянно работать: рассылать информацию СМИ, партнерам и приглашенным, задействовать все каналы для анонсирования.  Это необходимо делать как до, так и после события. Такая работа предполагает наличие определенных ресурсов, для масштабных проектов как, например, в Мыстецком Арсенале, где задействованы целые отделы: реклама и PR, работа со спонсорами и партнерами, монтаж и т.п. У нас в ИПСИ мы обходимся значительно меньшим ресурсом, мы государственное учреждение и не на хозрасчете, мы не можем позволить себе никаких коммерческих инициатив, в том числе привлечение спонсоров или дополнительных сотрудников, желающие могут помогать только делом. Тем не менее, благодаря поддержке Министерства культуры нам удается реализовать проекты в поддержку молодых, это важно, даже в такое нелегкое время как сегодня.

Выставка — это сложная вещь, которая живёт неделю, но готовится иногда год-два-три. Через неделю-две все собирается-разбирается и заканчивается...
Мы встречались с авторами, делали интервью, мне самому было интересно, как всё готовилось, как зарождалась идея, как появлялись образы, какие были сложности и как все менялось.

Да, самое интересное — общение с художником, как он пришёл к созданию этой работы, что он в неё вложил...

По сути, выставку можно подготовить и быстрее, зависит от количества авторов, готовности работ, места проведения, наличия каталога и т.п. Важно понимать цель проекта и к ней идти.

 

Art Miami SCOPE 2014

В проект всегда заложена концепция, философия и он не может быть сиюминутным. Хороший проект почти всегда имеет развитие.

Да, проекты живут... Вот и в ИПСИ революционная тема переросла в целый ряд проектов, она вылилась в целое направлений деятельности одного из наших кураторов — Андрея Сидоренко. Существует практика, когда одно направление становится основным стержнем всей творческой деятельности.

Если мы уже коснулись пиара, взаимодействия со СМИ, давай поговорим об арт-критике. Точнее, о ее объективности и непредвзятости, если более обобщенно – о профессиональной.

У нас очень сложно быть незаангажированым. В наших реалиях, как правило, арт-критик является ещё и куратором. А куратор — это человек, который имеет свои интересы и предпочтения, он не может «критиковать» тех, с кем работает. С другой стороны критик, который пишет об искусстве  не соприкасаясь с «изнанкой» будет весьма поверхностным. Людей, пишущих объективно, — не так много. Но в этом и интерес! Субъективное мнение профессионала, знатока, тоже многого стоит. Так в Америке, известный критик Гарольд Розенберг в 40-70-ые, принимавший активное участие в популяризации американского экспрессионизма и «живописи действия», буквально «переживал» это искусство, пропуская его через себя. Подход его коллеги Клемента Гринберга, называют объективным, но именно он возвысил роль арт-критика до небывалых высот, и достиг непререкаемого авторитета и влияния в свое время. Я все же против «диктата» и некой субъективной категоричности в определении ценности и важности того или иного направления в искусстве. Но правила остаются неизменными  и поныне, признание известных мировых кураторов и критиков много дает художнику.

 

  

Untitled, Miami 2014 

Наша задача прийти к собственной шкале оценок, развивая свой опыт и вкус. Это достигается постоянной работой с информацией, новостями, аналитикой и экспертными мнениями. Такой информации значительно больше за рубежом, у нас меньше ввиду отсутствия массовой востребованности. Я приветствую актуальность информации на таких ресурсах как Art Ukraine, Фундации ЦСМ, Cultprostir, много информации черпаю на зарубежных ресурсах.

Если с точки зрения, как ты говоришь, разогрева зрителей и читателей, оценить ситуацию в Украине и в Америке, положение дел сопоставимо по уровню публикаций, по их количеству?

Я бы не сказала. Назову только самые известные, а их значительно больше: ArtForum, Flash Art, Artnews, Artreview, The Art Newspaper, Artsy, Artnet, Artprice.

Ну, результаты торгов – это аналитика, скорее...

Результаты торгов, конечно, можно посмотреть на сайтах аукционных домов, но это будет лишь небольшой фрагмент информации, нужны комплексные аналитические инструменты. Когда я проходила курс Art Business в Лондоне, один из наших преподавателей на примере своей компании Arttactic демонстрировал аналитический кейс по одному художнику, это от 10 до 15 листов, ценные данные! На этом он и строит свой бизнес. Прогнозы «интернетизации» искусства рынка становятся реальностью. Мне сложно представить, как можно купить картину в интернете, но статистика «налицо». Здесь и Saatchi, ebay, те же Artnet и другие. В аукционных домах уже давно существует опция ведения торгов с он-лайн трансляцией, и возможностью покупки через интернет. Это инструмент, открывающий доступ ко всему миру.

 

Vienna Fair

Поговорим о наших кураторах. Пока что наша академическая художественная  среда иногда болезненно воспринимает, что на арт-рынок вошли кураторы, которые на самом деле не учились в художественных академиях и институтах. Твоё мнение на этот счёт?

Скажу честно, что я ожидала этот вопрос (и даже готовилась к нему). Я общаюсь с кураторами, но, не стремлюсь претендовать на их место. Иногда ситуация складывалась так, что я просто вынуждена была это делать. Куратор – эрудит, человек, обладающий обширными знаниями в области истории искусства, философии, культуры, художественных практик,  и также многих политических и общественных вопросов. Здесь требуется постоянное саморазвитие, изучение и ознакомление с новыми тенденциями, причастность к жизни арт-среды, активная поддержка и участие в культурных инициативах, возможно влияние и формирование таковых. Важна активная позиция и постоянная практика. Важно не только владеть терминологией, уметь «классифицировать» искусство, сравнивать и сопоставлять, но и иметь интуицию к открытию нового, желание к экспериментам. Во многом куратор как художник, «доказывает» свой талант творческим подходом к организации своих выставок или проектов.

В своей книге “Ways of curating” (Пути кураторской практики), Ханс Улрих Обрист, куратор Serpentine Gallery в Лондоне, входящий также в жюри Future Generation Art Prize Виктора Пинучка в Украине, делится своим опытом кураторства. Он описывает свои встречи с художниками и кураторами, которые оказали на него влияние, проекты, которые произвели на него впечатление, а также процесс рождения идей собственных выставок.

 

С Хансом Улрихом Обристом, куратором Serpentine Gallery

В книге Ханс подробно остановился на роли куратора. Изначально куратор был смотрителем музейных коллекций. 250 лет назад их основная функция сводилась к сохранению, классификации, пополнению и исследованию работ, хранящихся в музейных фондах. И только впоследствии добавилась функция организации выставок.

В настоящее время куратор в основном концентрируется на выставочных проектах. Это тот, кто продумывает концепцию проекта, работает с художниками с момента создания произведений до публичного открытия экспозиции. И здесь, либо куратор пытается независимо решить все материальные вопросы, либо работает в связке с арт-менеджером/дилером/ персоналом институционального партнера. Тот, кто соединяет в себе обе функции – создание проекта и его воплощение, может себя называть и куратором, и арт-менеджером. Американский дилер и галерист, Ларри Гагосян – подходящий пример. Он, по сути, являлся куратором многих проектов, потому что находил деньги. В остальном он полагался на других людей: кураторов, которые писали ему концепцию выставки, арт-критиков, работающих с прессой, экспертов помогающих с оценкой и т.д.

 

Музей современного искусства в Вене

При проведении биеннале, арт-ярмарок, задача куратора состоит исключительно в контенте, заботу о финансах берут на себя другие. И тем не менее, куратор, как и художник сталкиваются с вопросом финансирования постоянно. В странах с развитой экономикой есть возможности найти меценатов, спонсоров, привлечь гранты. У нас намного сложнее, но тоже возможно, и это абсолютно другое направление работы, которым необходимо заниматься постоянно.

Сотрудничество куратора и арт-менеджера/дилера обуславливается целями. Для первого - создать хороший проект, для второго-осуществить выгодный бизнес-проект. Не всегда легко найти консенсус в диалоге двум сторонам. Точно также, как и в цепочке куратор-художник, первый может дать возможность второму реализовать свою идею, или же настоять на создании работы в рамках своей кураторской концепции. Успех обусловлен равнозначным вкладом каждой из сторон: художник, куратор, арт-менеджер. Иногда в зависимости от «веса» того или иного участника, его решение может быть первостепенным, или он выступает инициатором проекта, вовлекая другие стороны.

Сегодня современное искусство стало сложным, оно несёт в себе черты индустрии развлечений. Ты сама привела пример, что художников на Западе воспринимают уже как голливудских звезд и организовывают им соответствующее продвижение.

Хочется надеяться все же, что художники остаются художниками. А это прежде всего свободные люди, не следующие за рейтингами и модными тенденциями. У них есть просто потребность самовыражения и творчества. Со временем приходит и жажда признания, и здесь уже начинается рутинная кропотливая работа. Вот почему молодое современное искусство так привлекательно, ведь это искусство поиска!

 

комментарии
Календарь
21/11

21 листопада  в  Bereznitsky Aesthtetics відкриється виставка Ельміри Шемседінової «Останній кримський альбом» Серія «Останній кримський альбом» документує етюди, які ...

21/11

21 листопада Educatorium представить персональний проект Віталіка Кравця «Регіт горили». До нового циклу увійдуть як графічні, так і живописні твори. Віталік Кравець — сучасний художник, ...

22/11

parfum büro gallery представляет новую серию работ Сержа Пайе «Мадам, монпансье?» 18+ Начиная с античности до сегодняшних времен многие художники, писатели, поэты использовали тему ...

ФОРМА ОБРАТНОЙ СВЯЗИ
Проверочный код *
Восстановить пароль
Для восстановления пароля введите адрес электронной почты, указанный Вами при регистрации. Вам будет отправлено письмо с дальнейшими рекомендациями.
Если у Вас возникли вопросы, свяжитесь с нами по телефону: 044-331-51-21
Авторизация
Регистрация
* Обязательно для регистрации на ресурсе
** Обязательно для выставления лотов
Пароль должен иметь длину не менее шести знаков; содержать комбинацию как минимум из трех указанных ниже знаков: прописные буквы, строчные буквы, цифры, знаки препинания; не должен содержать имени пользователя или экранного имени.
Проверочный код
правила ресурса *
условия аукциона **