Наверх
Меню
Меню
Мнение эксперта
12/02
Галина Скляренко. "Проблемы нашей страны прежде всего в культуре"
in art 1.jpg
in art 1.jpg

Галина Скляренко. "Проблемы нашей страны прежде всего в культуре"

 

 

Галина Скляренко – одно из немногих имен в украинском искусствоведении, при упоминании которого все сходятся в одном мнении: это знаток и специалист самого высокого уровня. Мало кто упоминает при этом, что Галина Скляренко  – кандидат искусствоведения, ведущий научный сотрудник двух научных институтов, лауреат многих премий, начиная с премии молодым ученым в 1980-м году,  а также таких престижных, как премия по критике от Союза художников в 1989-м году, первая премия журнала «Образотворче мистецтво» в 2008-м году… Прежде всего все знают Галину как автора нескольких монографий, более 300 статей в области искусствоведения и арт-критики, а такие ее проекты, как «Миф.» Украинское барокко» и «У нашім раї» стали действительно эпохальными и знаковыми для украинского искусства.


Нынешний сезон осень-зима отмечен рядом событий – выставок, аукционов, получивших достаточно широкий отзвук. Как Вы можете оценить сегодняшнее состояние арт-рынка Украины?

Об арт-рынке со мной говорить бессмысленно,  я к нему не имею никакого отношения, как и к слову "рейтинг",  от которого мне становится плохо... Поэтому я вряд ли могу что-либо по этому поводу сказать.  Наверное, речь должна идти скорее о той необходимой инфраструктуре, без которой   нормальный художественный процесс в стране невозможен.  А это и  постоянно действующие, открытые для зрителя коллекции современного искусства, и художественные центры, и галереи (существующих, конечно, недостаточно, да и работают они зачастую очень «своеобразно»).

У нас нет музеев, в которых была бы представлена история украинского искусства – полноценно, без купюр, а значит - интересно и сложно… Не говоря уже о том, что в Украине нет ни одного музея  современного западного искусства, без которого очень сложно вообще говорить о каком-то  европейском «контексте». Ведь далеко не все украинские зрители ездят по миру, далеко не все посещают там современные музеи… Отсюда, от незнания, от неподготовленности и возникает часто некая агрессия в отношении тех или иных художественных акций в Украине, закрытие выставок и пр.  Можно, конечно оправдать это  тем, что   страна постоянно переживает  кризисы, социальные потрясения, а сейчас просто идет война… 

В этих условиях культура и искусство, к сожалению, оказываются на обочине общественных и государственных приоритетов. А   между  тем, именно сейчас  со всей очевидностью ясно, что проблемы нашей страны не только в экономике и политике, которые беспомощны и бездарны,  но прежде всего – в культуре. За все годы независимости гуманитарные вопросы, внутрикультурные украинские проблемы, а их очень много,  использовались только в предвыборных программах, только как средство манипуляции «электоратом».

 

 Презентация каталога "Ориентация на местности" НХМУ, 2012,  Юрий Соломко, Галина Скляренко,  Павел Маков, Тиберий Сильваши, Матвей Вайсберг.

 

Мы «не проговорили», не проанализировали наше прошлое, не обозначили видение настоящего и будущего. Ведь советское время только «заморозило» все те противоречия и особенности,  которые   отличают отдельные регионы Украины, объединенные в одно государство лишь в середине ХХ века.  Теперь они «разморозились» и дают о себе знать… Может быть, теперь общество и государство, наконец, поймет, что культура – это очень серьезно…. Но ответственность лежит и на гуманитариях, а говоря об искусстве – на  искусствоведах, критиках. Ведь именно в обсуждениях, в экспертных оценках обозначаются ценности, приоритеты.  Да, собственно  художественной критики вообще не существует. 

Публикации о художниках – это, как правило, информации и  комплименты, да еще цены на том самом «рынке», с которого начался наш разговор. А искусствоведческие  исследования в основном  носят эмпирический характер - уточняются даты, имена и т.д. Этого, конечно, недостаточно. Для развития искусства такой путь тупиковый…

Галина, Вы почти повторили Пушкина: «Критика в наших журналах ограничивается сухими библиографическими известиями, сатирическими замечаниями, более или менее остроумными, общими дружескими похвалами...»

 Да, увы.  Но без постоянной дискуссии, без осмысления того, что происходит, без анализа ситуации художественный процесс обречен на кружение вокруг мифических «рейтингов». У нас даже нет профессионального издания, хотя бы одного на всю страну, где бы можно было «поговорить об искусстве». Существующие  немногочисленные  журналы создают хорошую мину при плохой игре.  Они дают дайджест о событиях,  информацию о художниках, картинки и бесконечные интервью... Главные вопросы, которые поднимаются: "Как Вам удается продаваться?", "Сколько стоит?"  и "Довольны ли Вы?" 

 

Презентация каталога  выставки "У нашім раї" в помещении Национального музея Тараса Шевченко

 

В свое время была попытка создать некий журнал об искусстве с широкой программой,  который бы стал платформой для критических дискуссий. Я потратила на это много сил и времени. Но уже при подготовке первого номера мои коллеги заявили, что «не надо писать очень умно», как выразился издатель, «не для Сильваши», а ориентироваться на широкого читателя, под которыми понимались депутаты Верховного Совета… Конечно, больше я в этом издании не участвовала,  да   и просуществовало  оно недолго…

Что нужно сделать, чтобы публика воспринимала критику и что нужно сделать, чтобы появилась сама критика?

 Во многом, как мне кажется, это ментальные проблемы, связанные с наследием безгосударственности, а значит – отсутствием ответственности за себя,  ведь главные проблемы в колониальной стране решаются не в ней,  а в  метрополии. Вот и  ждут «барина», который приедет и всех рассудит. И так во всех сферах жизни…. Сейчас Украина избрала европейский вектор своего пути.

Но что такое «европейскость»?  Можно вспомнить Дени де Ружмона, одного из инициаторов объединения Европы. Он четко сформулировал принципы европейскости: это прежде всего критика, то есть постоянный анализ происходящего, прошедшего, это постоянная дискуссия как способ существования общества и цивилизации.  Ну, и чувство юмора. Потому что, если нация перестаёт смеяться над собой и говорить, что есть зоны не для смеха, то это опасно...   То же касается и свободы слова.  По-моему мнению свободы слова в Украине нет. Есть право оскорблять друг друга в прямом эфире, но к свободе обсуждения насущных проблем,  того, что волнует «здесь и сейчас», это не имеет отношения. Посмотрите, как происходят ток-шоу и интервью: как только начинается разговор по существу, его прерывают, никто не хочет знать правду…

 То же касается и художественной жизни, искусства. Между тем, наверное, именно здесь можно было бы выстраивать те модели критического дискурса, которые потом перешли бы в общественную жизнь. Ведь искусство  способно опережать, предчувствовать… Не даром говорят,  что другого пути, чем тот, который предлагает искусство, у человечества нет…

 У Чеслава Милоша есть замечательное эссе о культуре тоталитарных режимов.   Утверждая свой режим они, что показательно, сразу нейтрализовали  критиков и искусствоведов. Почему? Потому, что с ними связан дух сомнения, интеллектуальные сложности, внимание и к сути, и к деталям, в общем, все то, что никак не согласуется с пропагандой и политической идеологией. В советское время на критика, искусствоведа смотрели как на обслуживающий персонал. К сожалению, во многом такой взгляд сохранился и сегодня…

  Сейчас  наш художественный мир разделен на отдельные, совершенно не пересекающиеся зоны,  каждая  из них исповедует  свои ценности, свои приоритеты, они между собой не пересекаются…

Как Вы считаете, каким образом можно изменить эту ситуацию?

 Для этого нужна большая работа и общая заинтересованность, нужен диалог в художественном сообществе. Нужны разные дискуссионные пространства… И нужно перестать жить в миражах, придуманных ценностях. Не аукционы определяют место художника, и не вкусы широкой  публики, подпитанные бульварной прессой. У нас, к сожалению, так и не сложилось  авторитетного экспертного сообщества. А потому можно делать все, что угодно… В том числе и создавать мифы о «всемирной известности».

 

Сейчас существует два различных отклика в арт-среде, связанных с продвижением украинских художников на западных аукционах. С одной стороны, работы наших художников продаются на всемирных аукционах (и не в составе русских торгов!), с другой стороны — мнение, что аукционы ни о чём не говорят, во всяком случае, однозначно.  Ваше мнение по этому поводу?

Мне кажется, что здесь не должна превалировать ни одна, ни другая точка зрения.

Мы говорим о разных вещах. Не надо забывать о том, что художники — люди и им на что-то надо жить... То, что их покупают на зарубежных аукционах - очень хорошо...  Но мы знаем, как это происходит:  как правило, эти работы  приобретают наши же соотечественники,  для которых  эти аукционы  служат своеобразной экспертизой «качества», в Украине они такую экспертизу получить не могут. Но  в любом случае там звучат имена украинских художников, видят их произведения….. Но это никак не влияет на культуру внутри нашей страны, на художественный процесс.

Какое место должно занимать современное искусство в жизни человека, если буквально – в среде его обитания? Раньше было салонное искусство, интерьерное искусство, назначение которого вытекало из самого названия. А что с современным искусством?

 Почему же. И сейчас создается масса работ для украшения интерьеров, причем на любой вкус. Богатые дамы приезжают в мастерские художников и подбирают их работы под цвет диванных подушек в  своих гостиных. Но к искусству это не имеет отношения. Современное искусство говорит на современном художественном языке о том, что волнует людей сегодня.  Это поиск новых смыслов, выход в другое пространство, в самом широком понимании этого слова, это другой ракурс видения, это внимание к самому языку искусства, его внутренним проблемам и т.д. Кроме того, его виды, такие как инсталляции, перформансы, акции, видео, большие пространственные объекты и т.д., не предназначены для бытового пространства. Поэтому так важны галереи, художественные центры, музеи, большие  коллекции, которые могут сохранять и  демонстрировать эти произведения. К сожалению,  даже в Киеве   нет возможности познакомиться с украинским искусством последних лет, нет постоянно действующей, открытой для публики коллекции. Только периодических выставок, конечно, недостаточно…

 

На вечере вопросов и ответов в галерее Боттега

Тиберий Сильваши: "Вы удовлетворены моим ответом?"

Галина Скляренко: "Нет!"

 

Но, даже если  человек идет в музей,  он должен быть к этому готов, иначе ему как зрителю часто трудно воспринять, понять, оценить произведение искусства. 

  Вы говорите об образовании?  Конечно,  умение « смотреть искусство» требует определенной подготовки, как и восприятие серьезной музыки, серьезного кино, спектакля и т.д. А кроме того, и некой душевной открытости, некой интеллектуальной настроенности…


Какое место в сегодняшней ситуации может занять  НСХУ? С одной стороны — это мощная институция, с другой — сложно оценить ее вклад в развитие современного украинского искусства.

 Честно говоря, я считаю, что Союз художников в существующем виде себя исчерпал.  В Украине он  был создан в 1938 году  для  идеологического контроля за художниками. Практически в том же качестве, с поправкой на время, он просуществовал до распада СССР.   Потом эту организацию надо было полностью реконструировать.  Но она осталась такой же, как была, консервативной, бюрократической… Наверное, он может существовать как профсоюз…  Если бы в него пришли новые интересные люди, СХ мог бы инициировать и какие-то художественные творческие программы… Но сейчас вершина его деятельности – это выставки прикладного искусства.

 

Открытие выставки "Миф " Украинское барокко", НХМУ, 2012  Марина Скирда, Арсен Савадов, Галина Скляренко, Оксана Баршинова, Татьяна Миронова, Виктор Сидоренко,

Давайте возьмём шире — роль государства в формировании нашего арт-пространства. Какова она?

Я думаю, что государство должно давать возможности, а всё остальное — это скорее путь инициатив.  Конечно, нужно  дать  больше свободы, в том числе финансовой,  отдельным  институциям.  Например, научно-исследовательским гуманитарным институтам иметь возможность свободно продавать свои издания. Создавать при музеях попечительские советы… Всем известно, что в мировой практике принято за поддержку  культурных программ предоставлять людям бизнеса льготы по налогам… Культура должна быть важной, как сейчас говорят «престижной», «статусной».  Государству все это не нужно, к сожалению, достаточно посмотреть на министерство культуры… Часто ли Вы видите кого-либо из крупных государственных чиновников  или  депутатов в театре, на выставках, в концертах?


Если вернуться к последнему Art Kiev Contemporary, что Вас больше всего поразило, порадовало, удивило?

 Я завидую людям, которые работают в Арсенале: у них есть потрясающее пространство, огромное, невероятно энергетическое…  Но с пространством нужно уметь работать, ведь любая выставка, даже такая компилятивная, как  АРТ-Киев, это некий пространственный спектакль, его нужно разыграть в пространстве… Пока у них этого не получается…

Как Вы относитесь к выставкам, заключающим в себе идею синтеза? Например, когда скульптурная выставка сопровождается светом, звуком?

Отлично!  Тем более при нынешних технических возможностях  можно  «делать чудеса». Главное, что бы  в экспозиции присутствовала объединяющая идея - содержательная, пространственная, а средства может быть самыми разнообразными.

 Как Вы относитесь к тому, что некоторые художники, выставив работу в одном проекте, боятся потом выставлять её в другом? Ведь актёр после одного спектакля совершенно спокойно играет в следующем.

Всё зависит от проекта. Если он дает возможность представить работу художника в новом контексте,  а, следовательно, по-другому раскрыть его смысл, это очень интересно. Да и конкретную выставку видят не так уж много зрителей,  почему бы не показать работы еще где-то? 

Я всегда спрашиваю о связи современного украинского искусства с нашими корнями, с украинским авангардом...

 Вряд ли можно назвать авангард «украинскими корнями». Это особая модель искусства, которая была тесно связана со своим временем, но в формальном плане, конечно, обозначила целые направления, создала новые художественные языки, на которых и говорит, в конечном счете,  современное искусство. В  нашей стране, как известно, искусство развивалось особым образом,  а потому на каждом этапе все приходилось начинать заново. Запреты, «вычеркивание» из культуры имен, явлений, направлений и т.д.  очень болезненно сказывается на художественной культуре. Это  очевидно. Недаром и сегодня   культурно-художественные ценности модернизма и авангарда так сложно входят в общественное сознание, а задача искусствознания состоит в реконструкции отечественной истории искусства в полной мере, без купюр, со всеми ее противоречиями, сложностями, драмами, открытиями, потерями… История искусства – это очень интересно.

Можно ли сказать, что часть украинских художников, работавших еще в советские времена и не вписывавшиеся в доктрину соцреализма, что они опередили время? Это одна из страниц развития украинского искусства, как сейчас к ней вернуться, сделать это искусство популярным, востребованным?

 

Это очень сложная тема.  Вторая половина ХХ века, период «от оттепели до перестройки» очень противоречива, и до сих пор не исследована. Сложившаяся схема противопоставления «официального» и «неофициального» искусства  его не исчерпывает. И официальное искусство со временем менялось. Возьмем, для примера, живопись Евгения Волобуева, к соцреализму она не имела никакого отношения. Или творчество Татьяны Яблонской с конца 1960-х годов: она «возвращалась в живопись», восстанавливая связи с классическим наследием, с законами мастерства… 

Да и «неофициальные» художники  1960-х годов,  по сути, делали тоже самое: возвращались в искусство.  О современных направлениях  знали очень мало, да и их включение в украинское пространство было невозможно: ни выставок, ни музеев, ни  коллекций… Художники ориентировались на «классику модернизма» - Пикассо, Матисс, Ван Гог, и на отечественное искусство начала века.  Главное в их творчестве -  это «обращение к себе», возвращение в искусство индивидуальности художника, совершенно вычеркнутое в предыдущие периоды… 

Пожалуй, только в гиперреализме конца 1970-1980-х годов и в отдельных концептуальных практиках этого времени можно говорить о «совпадении» с общехудожественным движением. Но и эти явления были наполнены у нас своим, отличным от западного, смыслом, по-своему интерпретировали эти языки… Не даром А.Ерофеев назвал искусство этого периода временем «индивидуальных мифологий»… Что делать сегодня?  Выставлять, показывать, изучать, описыват - делать все , что необходимо  для осмысления этого важнейшего и очень сложного периода в истории нашего искусства. Тем более, что с ним связаны имена интереснейших художников – Гавриленко, Лымарев,  Бедзир, Звиринский, Левич, Дубовик…

Можно  ли сказать, что  эти художники  полностью себя реализовали, полностью раскрыли свой талант ?

 А что-такое «реализовать себя»? Любая жизнь, даже внешне самая благополучная,  требует от человека огромных усилий, терпения, мужества, а тем более, жизнь художника в нашей стране во все времена. Здесь  всегда было трудно… Наверное, речь идет о том,  как вписать их творчество в некие мировые художественные движения, как включить в общее пространство. Ведь ситуация в искусстве и культуре была совершенно отличной от того, что происходило на Западе, да и сами традиции существенно отличались от европейских….

Я хочу вспомнить замечательную мысль  российского искусствоведа первой половины ХХ века Владимира Вейдле: «Русский музей не продолжает Эрмитаж». Есть разные пути  развития искусства,  в этом культурное своеобразие… Особенность Украины в том, что она столетиями  находилась на пересечении, на стыке европейской и русской культуры и искусства, впитывала эти разнонаправленные импульсы  и пыталась создавать что-то свое. Но ни европейская, ни русская «модель» здесь не работает. У Украины были и есть свои исторические, социальные и культурные обстоятельства. Не учитывать их невозможно. В искусстве их отражение очевидно. 

Анализируя  сегодня   наше искусство, наверное, нужно об этом все время помнить. Мы – другие, и этим, наверное, интересны…  Одна из главных украинских тем – это провинциальность. Для искусства это может быть очень плодотворно. Пример – творчество Ильи Кабакова, который  тему человеческой заброшенности, провинциальности, маргинальности наполнил огромным экзистенциальным смыслом… А почему? Он занимался той жизнью, которая его окружала и он старался  ее понять, не боясь ее странности, некрасивости…

Украинские художники, к сожалению, редко смотрят вокруг,  анализ реальности их, как правило, не интересует. Может в этом наша особенность?  К сожалению, мы не сделали «ревизию» своей культуры. До сих пор мы открываем неизвестных художников. До сих пор Украина  обсуждает вопрос «нашего и ненашего», до сих пор «патриотический национализм» перекрывает плодотворные культурностроительные возможности.  Но на одном фольклоре, иконах и поп-музыке  современную культуру не построишь.

Можно сказать, что сегодня арт-индустрия побеждает науку искусствоведения? В принципе, на виду у публики те художники, которые поддерживаются арт-менеджментом. Можно критиковать такое положение вещей, но бизнес в состоянии поддержать и организовать  работу художника, не более. А вот такие процессы, как работа в архиве, искусствоведческая работа — это вопросы государственного планирования и политики. Не может самый лучший агент организовать работу искусствоведческих кафедр. Этим всё-таки должно заниматься государство!

 Не только.  Существуют масса фондов, культурных программ, другое дело, что в Украине они не работают. Эти фонды могут финансировать искусствоведческие исследования, издания книг, проведения конференций, семинаров и т.д. Но у нас большинство «меценатов» хотят   так или иначе компенсировать свои траты, получить картину, которая чего-то «стоит», а значит, является капиталовложением. Но  развитие  культуры, да и искусства, невозможно оценивать сиюминутными  тратами, прибылями… Здесь работают другие временные и содержательные категории….

Сейчас в стране остро не хватает профессиональных искусствоведов, это ощущается в Киеве, но особенно в провинции, где даже в  художественных музеях зачастую работают историки, филологи (в лучшем случае)… Если раньше в аспирантуру Институту искусствоведения Академии Наук Украины был конкурс, то теперь поступает очень мало людей… Профессия не кормит.  Да и на критических статьях прожить трудно. Чего ждать в таких условиях?

 

Валерий Сахарук и Галина Скляренко на открытии выставки "У нашім раї" ИПСИ, 2014

 

Получается, что некому писать, негде писать… Откуда  тогда публика может знать о современном искусстве?

 Из телевизора. Там красивые девушки лихо  обо всем расскажут: как все это просто, красиво, весело, дорого и престижно… Главное,  в обществе поддерживается некое гламурное представление об искусстве и творчестве художника, поддерживается то, что может быть «дорого продано» и   что может украсить чей-то шикарный интерьер. Но искусство  существует не для этого. Как бы там ни было – это духовная сфера,  способ постижения мира, жизни, страны, человека, со всеми его сложностями, это особая сфера деятельности, в которой есть свои напряжения, проблемы, неразрешимые конфликты и пр. Мне очень нравится мысль Бориса Гройса о том, что  современное искусство – это то, что еще « смотрит на нас»,  то, что еще интересуется жизнью… А для красоты есть дизайн, вот на него смотрит мы  и выбираем «украшения» на свой вкус…

 Расскажите, пожалуйста, о Ваших собственных проектах.

 За последние несколько лет мне удалось  сделать несколько кураторских проектов,  которые, как будто привлекли внимание, были интересными. Среди них – «Миф  украинское барокко» в НХМУ. Эта выставка была задумана давно,  я опубликовала на эту тему несколько статей. К счастью, Оксана Баршинова, заведующая отелом  искусства ХХ века в НХМУ, откликнулась на мое предложение. Мы подготовили огромную выставку буквально за несколько месяцев, ведь она мною была уже детально продумана,  а мы с Оксаной, как мне казалось, прекрасно поняли друг друга. Все получилось - и экспозиция, и каталог,  и  мероприятия в контексте выставки: круглый стол, показ фильма Параджанова,  презентация художника Шейх-Заде…

Честно говоря, я была очень счастлива и предложила музею еще два проекта такого же масштаба, которые бы дали возможность проследить еще две важнейшие традиции в украинском искусстве. Мне кажется, что подобная «визуализация истории искусства», показанной по-другому, не  от этапа к этапу, а как развитие, эволюцию неких художественных линий, тенденций, моделей от истоков к современности не только актуально, но и очень интересно для зрителей.

Это заставляет думать, вносит такую необходимую дискуссию в культурное пространство… Ну, и наконец, позволяет музею показать те экспонаты коллекции, которые остаются в тени. Мне кажется, что эти выставки, по которым, конечно, надо было провести конференции, круглые столы и т.д., дали бы возможность по-другому показать историю украинского искусства…. К сожалению, отклика я не нашла. Жаль.

 

Тамара Бабак, Галина Скляренко и Георгий Браиловский на открытии выставки "Т.Г." в Национальном музее Тараса Шевченко

Но музей старается все-таки обновить свою работу, я имею в виду « Герои» и « Спецфонд»

   Программа « Спецфонд» началась давно. Под таким название, если не ошибаюсь, лет десять назад состоялась большая выставка, куратором которой была Светлана Рябичева. Тогда в залах музея уже были показаны многие  «репрессированные полотна»  конца 1920-начала 1930-х годов.  Это было интереснейшее и значительное событие. Выставка этого года продолжила это прекрасное начинание. Нужно поздравить реставраторов музея, которые восстановили осыпавшиеся, искалеченные полотна. Как мне сказали на выставке, на ней было представлено далеко не все, что уже прошло реставрацию, как будто планируется напечатать альбом… К сожалению, музей не инициировал ни обсуждения этой выставки, ни  конференции на эту тему.

Однако, без обсуждения в профессиональной среде «включение» этих работ в историю искусства невозможно. Музей – это  и научное учреждение, он должен не только «показывать», но и  исследовать, «описывать», иначе превращается в склад… Что же касается выставки «Герои», то она вызвала у меня недоумение. Разговор о «героях»  - это разговор об общественных  и культурных ценностях. Для нашей страны, все время пребывающий в  процессе самоосознания, он чрезвычайно актуален. Но тот путь, та схема, которую выбрали организаторы выставки,  не только ничего не объясняет, но просто не отвечает нашим реалиям, нашей культуре.

Кроме «Ленина, Сталина, Шевченко», и это особенно очевидно сегодня, в нашей  очень регионализированной стране существовали другие имена, другие герои. У нас такая интересная, такая противоречивая история.  Выставка могла поднять те темы, которые живут в обществе, могла вызвать серьезную дискуссию «о главном»… Да и решать тему в залах музея на примере откровенно плохо сделанных, «фондовских» работ и неуместно, и непрофессионально. Музей должен задавать уровень разговора, уровень самих произведений, формальный, и содержательный… Получилось же что-то «для младшего школьного возраста»…

Но после « Мифа…» Вы  провели в музее еще одну выставку?

 Да, в 2013 году выставку «Ориентация на местности». Ее идея была вызвана теми дискуссиями о «выборе своего пути», которые тогда проходили в Украине. Но, как оказалось, тема себя не исчерпала, остается актуальной и сегодня, когда региональные проблемы в нашей стране обострились до крайности.  Один из экспонатов выставки – подсолнух со стрелочками, указывающими на разные направления «украинских интересов» - ЕС, СНГ и т.д., до сих пор стоит перед музеем. Он пережил все страшные события этой зимы, остался цел…

  А «У нашім раї» ?

Эта выставка была инициирована Министерством культуры, которое предложило Институту проблем современного искусства сделать к 200-детию Т.Г.Шевченко что-то новое, «показать Шевченко с неожиданной стороны».  Я согласилась и идея возникла сразу: на выставке не должно было быть традиционных изображений  Шевченко, она задумывалась как наш диалог с ним – с поэтом, философом, мыслителем, который в свое время сказал об Украине много сложного, часто  жесткого. Хотелось показать, как его темы звучат сегодня, как резонирует его поэзия с сегодняшним днем. А тут начались события на Майдане и эта тема приобрела трагические ноты. Моим соавтором в работе над проектом был искусствовед Валерий Сахарук.  Нам удалось  реализовать наш замысел полностью. Это бывает не часто. Повезло в том, что директор ИПСИ Виктор Сидоренко – художник. Он понял наши идеи сразу и во всем нас поддержал… Но  показательно, что  само министерство культуры никакого интереса к выставке не проявило, никак не отреагировали они и на выход и презентацию каталога к проекту, который они сами финансировали…

В конце нашего разговора хочу задать Вам традиционный вопрос: каковы Ваши планы на 2015 год?

 О планах сейчас говорить очень сложно. То, что происходит в стране,  их реализации не способствует. Тем не менее,  мне удалось напечатать альбом о Акиме Левиче – художнике киевского андерграунда 1960-80х годов. В феврале, надеюсь, состоится его презентация. Сейчас я работаю над книгой о современных украинских художниках и над брошюрой об украинском авангарде… Задумала несколько проектов, которые очень хотелось бы воплотить в жизнь. Мне они  представляются актуальными, связанными со знаковыми явлениями нашей культуры и искусства.  Но, как всегда, нужно найти деньги и прочее… К счастью, работы очень много: искусство Украины и в прошлом и в настоящем – тема очень увлекательная и, практически, не исследованная. Свою профессию я люблю, а потому скучно не будет.

 

комментарии
Календарь
20/06

 Микита Зігура НОВА АРХЕОЛОГІЯ 20 червня Mironova Foundation презентує персональний проект Микити Зігури «Нова археологія». Проект присвячений актуальній темі збереження навколишнього ...

20/06

З 20 червня  по 15 вересня 2019 р. Музей сучасного мистецтва України запрошує відвідати виставку «Літній щоденник». Музейна збірка. На виставці буде представлено «збірник вражень» ...

20/06

У мистецькому просторі АКТ на території Арт-завод Платформа відбудеться відкриття нової виставки, створеної у колаборації з молодим візуальним видавництвом BOOKSHA та об’єднанням УФА. 20 червня ...

ФОРМА ОБРАТНОЙ СВЯЗИ
Проверочный код *
Восстановить пароль
Для восстановления пароля введите адрес электронной почты, указанный Вами при регистрации. Вам будет отправлено письмо с дальнейшими рекомендациями.
Если у Вас возникли вопросы, свяжитесь с нами по телефону: 044-331-51-21
Авторизация
Регистрация
* Обязательно для регистрации на ресурсе
** Обязательно для выставления лотов
Пароль должен иметь длину не менее шести знаков; содержать комбинацию как минимум из трех указанных ниже знаков: прописные буквы, строчные буквы, цифры, знаки препинания; не должен содержать имени пользователя или экранного имени.
Проверочный код
правила ресурса *
условия аукциона **