Наверх
Меню
Меню
Статья
31/03
Афинская. Мастерская.
1.jpg
1.jpg
2в.jpg
2в.jpg
9.jpg
9.jpg
11.jpg
11.jpg
12.jpg
12.jpg
19.jpg
19.jpg
1.jpg
2в.jpg
9.jpg
11.jpg
12.jpg
19.jpg

Афинская. Мастерская.

Мастерская – пространство рождения искусства. Пафосно и возвышенно. Мастерская – место работы художника. Труд, попытки, удачи и неудачи, а то и alma mater-ные словечки, может быть, иной раз. Мастерская – перекрёсток сакрального и профанного. С доминирующей фигурой хозяина места, места-тайны, где нет места непосвященным. Перекрёсток идеального и реального – представлений, идеалов, воображения, замыслов и – труда, веера кистей, которые с необходимой обыденностью приходиться отдраивать каждый день, запаха красок, масла и уайт-спирита, гора тряпочек и прочий странный хлам. Без которого никак. 

Мастерская – это также и убежище, место неприкосновенное, современный личный axis mundi,  крепость посреди дремучих информационных джунглей внешнего мира, где много-много диких потоков и прочих шумных существ и механизмов. Мастерская – приют и защита от многоканального агрессивного вторжения извне.

Вторжение, повсеместная интоксикация современностью часто толкает человека в укрытие, к мифу, художника – к миру холста, к чистому цвету, да хоть к черту, но подальше от конкретики, определенности, однозначности, информативности. Что понятно и объяснимо. В ХХ-XXI веке желание частной мифологии наблюдается повсюду. Это происходит несмотря и даже вопреки тому, что, казалось бы, разрушены все старые мифы, «идолы театра и разума». Тщетный труд философствующих умников. Просто разрушили для того чтобы настроить новых. Нет человека без иллюзии. Человек – существо мифологическое, мифотворящее. Человек хочет быть «одетым в кожу бога». Мастерская – место, где человек может осуществить это. По крайней мере, попробовать влезть в божественное нутро с тем, чтобы написать свой миф и свой мир. В конце концов, всё – майя.

Но бог, как известно, молчит. Приходиться самому исполнять его функции. Говорят [точнее - бартоврят], что и «автор мёртв», но мы не верим. Автор жив, автор развивается, автор улыбается, плачет и что-то шепчет про высокое, возвышенное, сакральное, шепчет, даже если уже никто не верит. Но автор верит. Перестанет верить – перестанет быть автором.

В мастерской неустанное движение художника к непроговариваемому кристаллизуется на определенном этапе в ультрамарине или неаполитанской желтой. Цвета много, с избытком потлача. В своей мастерской Татьяна Афинская священнодействует. Автор заливает холст морем, лично зажигает солнце и раскладывает горы. Приходиться быть геологом, океанологом, ботаником, господом богом и черт знает кем на пути к цвету и поверхности мира. И для этого может быть понадобиться более, чем шесть дней. Афинская школа экспрессии цвета. – Запятую можно поставить по желанию.

Работы Татьяны Афинской, увиденные в мастерской, скандально ничем не эпатирующие и не заявляющие о себе как нечто грандиозно сверхновое детабуированное, тем не менее, воздействуют. Или как раз вопреки опостылевшему тщетному игровому информацион-ному эпатажу. Аура работы собственно и должна быть выше формальной новизны во что бы то ни стало. Что в свою очередь отнюдь не отменяет эксперимента с формами и материалом. Или эксперимента с собственными чувствами, реконструированными в пространстве холста, эмоциональными контактами, пойманные в грезах и реинкарнированные в красках.

All the Jazz – All the Kailash. В начале были краски, и краски были у будды, и кисти тоже впрочем. Все остальное – майя. А внутри ее картина, которая в конце концов говорит со зрителем чувственным языком форм и красок. Эпифания sacrum. А если боги-художники еще и женщины, то тогда еще можно пожить в этом мире-мифе-майе.

                                     

Афинская мастерская, которую, кстати, не затронул греческий кризис, отличается порядком и даже уютом. Всё находится на своих местах выверено и педантично. Чистота и порядок. – Место ритуальное. Нет хаоса в мастерской, значит,  нет его и в сознании. Или наоборот. Также верно. Подготовка. Настрой. Экстаз афинских мистерий. Тишина и медитация – на биваках между литургиями.

Мастерская – это стиль. Беспорядок и неподготовленность вряд ли способствует творчеству. Так называемый творческий беспорядок, спонтанность и каждодневные озарения с трех до пяти – ложная атрибуция креативной  личности для малолетних и начинающих. Им только кажется, что здесь присутствует некая диалектика. Но они еще не ведают о coincidencia oppositorum. И о том, что труд освобождает.

Дионисийские экспрессии: Татьяна Афинская, художник, Киев.

Вольная тропа мысли, скользнувшая в слово: Артур Грелль, март, 2015.


 

архитектура
графика
живопись
Искусство
музеи
скульптура
современное искусство
Рейтинг +181
комментарии
Календарь
21/10

Dymchuk Gallery представляє проект «OLE!» відомого художника Леся Подерв’янського. До проєкту увійшли 8 живописних робіт з циклу «Корида», написаних автором протягом останнього ...

ФОРМА ОБРАТНОЙ СВЯЗИ
Проверочный код *
Восстановить пароль
Для восстановления пароля введите адрес электронной почты, указанный Вами при регистрации. Вам будет отправлено письмо с дальнейшими рекомендациями.
Если у Вас возникли вопросы, свяжитесь с нами по телефону: 044-331-51-21
Авторизация
Регистрация
* Обязательно для регистрации на ресурсе
** Обязательно для выставления лотов
Пароль должен иметь длину не менее шести знаков; содержать комбинацию как минимум из трех указанных ниже знаков: прописные буквы, строчные буквы, цифры, знаки препинания; не должен содержать имени пользователя или экранного имени.
Проверочный код
правила ресурса *
условия аукциона **